Девять лет отшельником в буддийском ретрите

Все что относится к йоге
Аватара пользователя
info
Сообщения: 578
Зарегистрирован: 26 фев 2012 20:27

Девять лет отшельником в буддийском ретрите

Непрочитанное сообщение info » 19 май 2018 00:32

Комната 2х3 метра на окраине территории буддийского монастыря. Тут нет горячей воды и отопления, и лишь иногда бывает электричество. Зимой температура в помещении опускается до +6, а летом становится нестерпимо душно. Раз в месяц помощник приносит еду. Несколько раз в году, если повезет, посещает Учитель. Всё.

Это всё, что видел и с кем общался Евгений Танковский за 9 лет одиночного ретрита в Непале. Так буддисты называют уединение с целью познания своей истинной природы.

Изображение

Обычно такой ретрит длится 3 года, но киевскому практикующему этого срока показалось мало. «Меня не устраивали результаты», - объясняет он.

До ретрита Евгений был преподавателем йоги, вместе с Татьяной Пивень основал «Киевскую йога студию». В конце прошлого года он вернулся в Киев и в данное время под именем Женя Таковский (от буддийского термина «та́ковость» - настоящая природа всех вещей) совмещает преподавание йоги с буддийскими практиками, назвав свое направление «Ригпа-йога». «Ригпа» по-тибетски – чистое знание, изначальная мудрость, осознание природы своего ума.

За занятие конкретную цену не назначает, полагается на подношения (пожертвования), которые зависят лишь от желания и возможностей практикующих. Когда идешь на встречу с человеком, который имеет подобный опыт, ожидаешь увидеть какой-то практически бестелесный образ в оранжевых одеждах, который говорит какими-то непонятными мантрами. Вместо этого – атлетического телосложения мужчина в полном расцвете сил, который ясно и чётко отвечает на вопросы. «В данный момент у меня нет никаких материальных благ, но каждый момент своей жизни я счастлив», - говорит Женя.


«ЭТО НЕ БЫЛО БЕГСТВОМ, ПОТОМУ ЧТО ВСЁ БЫЛО ПРАКТИЧЕСКИ ИДЕАЛЬНО»

Первая мысль, которая может возникнуть, когда узнаёшь о добровольном 9-летнем «одиночном заточении» - наверное, жизнь не сложилась и человек решил сбежать от повседневных проблем. Но, кажется, это не тот вариант. У Жени два высших образования – физкультурное и психологическое. Служил в спецназе, закончил службу в ранге капитана. Был известным в Украине йога-тичером. Когда они с Таней Пивень основали «Киевскую йога студию», залы были переполнены. Чтобы обеспечить пребывание в ретрите, все имущество в Киеве, включая машину и мотоцикл, было продано.

Изображение

«Ретрит не был бегством, потому что всё было классно: была любимая жена, успешная работа, жилье, машина, мотоцикл, неплохой заработок. Всё было практически идеально», - говорит Женя. На вопрос, чего же ему не хватало в жизни, отвечает с улыбкой: «За тем, чего не хватало, в ретрит и идут».

Имущество в Киеве, включая машину и мотоцикл, было продано, чтобы обеспечить возможность на протяжении 9 лет платить за еду (ту самую, которую привозили раз в месяц), визовое оформление и аренду домика. Но даже этого не хватило на весь срок – последние два года пришлось жить на пожертвования других практикующих, только благодаря которым и удалось завершить последние 2 года ретрита.

«БЫЛО ЧЕТКОЕ УБЕЖДЕНИЕ, ЧТО ДОЛЖНО БЫТЬ ТОЛЬКО ТАК»

К буддизму Женя пришел всего за два года до уединения. «В Непале я познакомился с мастером Чокьи Нима Ринпоче, принял от него Прибежище и передачи – посвящение в практику, начал активно с этим работать и через два года ушел в ретрит. По меркам практикующих это очень короткий срок», - рассказывает он. Оказывается, как правило, в такие длительные ретриты идут монахи. А западным студентам обычно рекомендуют проводить короткие месячные тренинги, чтобы выработать навыки, которые потом можно поддерживать в повседневной жизни. «Но на тот момент я не знал, что Чокьи Нима Ринпоче обычно не даёт разрешения западным ученикам на длительные ретриты. Я решил провести трёхлетний. У меня было чёткое убеждение, что должно быть только так», - говорит Женя.

Перед ретритом он все же получил благословение своего Учителя, а также выполнил необходимые специальные подготовительные практики.

Изображение

Женя с мастером – Чокьи Нима Ринпоче.

Женя объясняет, что практиковать именно в Непале, а не, скажем, в каком-то глухом украинском селе, было важно: «У буддистов есть специально подготовленные места для затворов. Такое место наиболее благоприятно для того, чтобы ты достиг такой же реализации, как и другие мастера, которые практиковали там раньше». Кроме того, в таком месте его мог навещать Учитель, чтобы убедиться в правильности практики и давать необходимые наставления, инструкции, передачи.

Место действительно было особенным – женский горный монастырь Наги Гомпа на территории национального непальского заповедника Шивапури. С монахинями Женя никак не пересекался. Все 9 лет он не выходил за пределы своего дворика. «Ко мне доступа не было ни у кого, кроме моего Учителя и ретритного помощника, который раз в месяц привозил продукты. Домик расположен на самом краю территории женского монастыря, практически в джунглях. Отвлечений не было никаких, никакого телефона и интернета», - рассказывает он. В «скворечнике», как называет домик Женя, было два этажа. На верхнем находилась комнатка 2х3 метра. Это традиционный размер, достаточный для выполнения специальных буддийских практик – простираний. «На первом – на такой же площади помещались кухонька, туалет с ведром в качестве сливного бачка и обычная лестница на второй этаж. Чтобы ходить по первому этажу, надо было втягивать живот», - вспоминает бывший отшельник. На вопрос, не мешал ли бытовой дискомфорт сосредоточиться на практике, усмехается: «Каждый вкладывает в понятие «практика» что-то свое. Поэтому важно объяснить, какой практикой мы занимаемся».


ЦЕЛЬ ПРАКТИКИ – ПОДДЕРЖАНИЕ ПРОБУЖДЕННОГО СОСТОЯНИЯ УМА.

Режим дня буддиста в ретрите довольно суровый: сон по 4 часа в сутки; в течении дня, как минимум, 4 сессии практики длительностью по 3 часа. «С 2 ночи до 7 утра – первая сессия практики, самая важная; потом два часа перерыва. С 9 до 12 – вторая сессия, снова перерыв. З 14 до 17 – третья сессия. И с 19 до 22 – последняя», - рассказывает Женя. Режим дня буддиста в ретрите довольно суров Со временем, по его словам, различия между такими сессиями и перерывами всё больше стираются, ведь суть и цель практики – в поддержании пробуждённого состояния ума.

В идеале, оно должно поддерживаться постоянно, и признанные буддийские мастера имеют такую способность. Таких людей называют реализованными мастерами, а передачу их состояния ученикам – «прямой передачей». Женя вспоминает, что впервые ощутил «пробужденное состояние ума» именно благодаря Учителю. «Коренной Учитель показывает нам это состояние ума, мы его распознаём, видим разницу между омрачённым и пробуждённым состоянием ума. И реализацией называется именно привыкание к своему пробуждённому состоянию, привычка пребывать в состоянии ума Будды», - объясняет он. При этом объяснить при помощи слов, в чем заключается такое состояние, по определению невозможно. Его можно только почувствовать. «Представляю, как странно для обычного человека звучит идея уехать на 9 лет ради какого-то состояния, которое даже описать невозможно», - смеётся Женя. Однако он уверяет, что речь не идет о каких-то экстатических переживаниях. «Это не фейерверки, не вспышки просветления, не какие-то особенные переживания, отличные от наших повседневных переживаний. Одно из названий пробужденного состояния – это обычный, природный, простой ум, потому что он изначально присутствует в каждом из нас», - обескураживает мастер. Он сравнивает пробужденное состояние с зеркалом, которое всё воспринимает, но ни за что не цепляется.

«СУТЬ ВСЕХ МЫСЛЕЙ – СОСТРАДАТЕЛЬНАЯ ПУСТОТА»

Алгоритм достижения пробуждённого состояния, как оказалось, довольно простой: «Мы обращаем внимание на любую мысль, которая в текущий момент у нас присутствует, замечаем её, смотрим ей в корень/основу/сущность, мысль самоосвобождается, и мы расслабляемся посреди своего пробужденного состояния ума». Как объясняет Женя, в нашем уме не могут присутствовать несколько мыслей одновременно – мысль всегда только одна, - но они быстро сменяют друг друга. Женя объясняет, что в нашем уме не могут присутствовать несколько мыслей одновременно – мысль всегда только одна И какой бы тревожной ни была мысль, в её корне, в самой её сути всегда есть сияющая пустота. Именно осознание этой безграничной пустотной природы он и называет самоосвобождением мысли. Конечно, это просто только на словах. Ведь как правило, без тренировки осознавать свои мысли в каждый момент времени – практически нереально. И вокруг очень много факторов, которые от этого процесса отвлекают. В ретрите же все внимание практикующего сосредоточено именно на описанном процессе. И любые мысли, даже вызванные физической болью или бытовыми неудобствами, становятся только средством для тренировки ума. «Когда возникали сильные болевые ощущения, я просто продолжал практику: обращал внимание на эти ощущения (иногда не обратить внимание было невозможно), смотрел в их основу, они самоосвобождались, и я расслаблялся посреди природы своего ума», - рассказывает Женя. Однако он подчеркивает, что не советует остальным поступать точно так же в случае физической боли, ничего не имеет против медицинской помощи и сейчас сам активно ею пользуется. Суть только в том, чтобы использовать любую ситуацию для тренировки своего ума.

Изображение

СОСТРАДАНИЕ К ДРУГИМ СПАСАЕТ ОТ СОБСТВЕННОЙ БОЛИ

Для достижения пробужденного состояния важна правильная мотивация – действовать на благо всех живых существ. «Эта мотивация называется словом «сострадание», на санскрите – «бодхичитта». Сначала мы вырабатываем в себе желание помочь всем без исключения живым существа. Таким образом мы выходим за рамки своего эго и переключаемся на всех. Это концептуальное действие необходимо для того, чтобы осознать свою природу», - объясняет практикующий. Потом же, по его словам, пробужденное состояние ума мастера действительно влияет на умы всех живых существ. «Пребывая в пробужденном состоянии, ты охватываешь умы всех живых существ и можешь таким образом продвигать их к просветлению. Это работает автоматически, потому что природа всех умов идентична. В этом состоянии ты неотделим от всех без исключений живых существ», - утверждает наш собеседник. Кроме этого, он убеждён, что благодаря развитию сострадания ко всем живым существам можно справиться с собственной болью или какими бы то ни было конфликтными ситуациями в жизни. Женя советует любую ситуацию использовать для тренировки своего ума.

Изображение

«ПРАКТИКА ДОЛЖНА ДЕЛАТЬ ЧЕЛОВЕКА ЕЩЕ БОЛЕЕ АДЕКВАТНЫМ»

По словам Жени, за 9 лет в ретрите он не достиг полной реализации, однако научился легко возвращаться в пробуждённое состояние ума. «Сначала я собирался провести в уединении 3 года. Однако, после 3 лет моё состояние ума меня не устраивало – я очень часто омрачался, отвлекался от пробуждённого состояния. Так было и через 6 лет, и через 7. Когда прошло 9 лет, состояние ума меня удовлетворило», - объясняет буддист. Учитель подтвердил, что его практика была успешной. После завершения ретрита Женя сразу попал на учения Чокьи Нима Ринпоче в Катманду, где присутствовало около тысячи людей. Говорит, резкий переход воспринял без особого дискомфорта. Как и возвращение в Киев впоследствии. «Тут у меня отвлечений больше, но у меня уже наработана привычка не отвлекаться. После 9 лет я очень адекватно воспринимаю окружающую ситуацию. Она меня не выбивает, не вгоняет в ступор», - утверждает бывший отшельник. Вообще адекватность человека для социума, по его мнению – важный критерий правильности практики: «Практика должна делать человека еще более адекватным, чем обычные люди. Если вы стали неадекватными для общества, это неправильная, двойственная практика».

«ЧТОБЫ ПРАКТИКОВАТЬ, У ВАС УЖЕ ВСЁ ЕСТЬ»

За время Жениного ретрита стали взрослыми его дети от первого брака. Сейчас сыну – 18, дочке – 26 лет. «Сын – музыкант, планирует поступать в консерваторию, дочка преподает йогу», - рассказывает он. По словам Таковского, дети имеют полное право считать его плохим отцом, но, если бы пришлось сделать выбор снова, он бы снова пошел в ретрит. «Я безмерно их люблю, но по-другому поступить просто не мог», - говорит он. В то же время, Женя ни в коем случае не советует остальным бросать семью, работу или привычные занятия. Скорее наоборот – можно заниматься практикой в тех условиях, в которых каждый из нас уже пребывает, уверяет он: «Чтобы практиковать, у вас уже всё есть. Ваш ум всегда с вами». «Для этого даже не нужно закрываться в комнате и всех разгонять по углам: «Дети, сейчас мама будет заниматься медитацией!». Мама в таком случае занимается двойственной, омрачённой практикой», - объясняет Женя. Однако признает, что в социуме достичь необходимого состояния ума сложнее из-за большого числа отвлекающих факторов. Именно поэтому в 100 км от Киева планируется строительство буддийского ретритного центра, куда люди смогут приезжать на неделю или месяц, чтобы сосредоточиться на внутренней работе. Туда будет приезжать Чокьи Нима Ринпоче и другие мастера. В целом же, по словам Таковского, главное – понять суть практики. Ведь завет древних мастеров – «превратить всю свою жизнь в практику» - может быть выполнен даже без отрыва от повседневной деятельности. Именно этому сочетанию он стремится научить своих учеников. «И тогда то место, где вы сейчас пребываете, станет самым лучшим горным ретритом» - убежден Женя.

Интервью: Катерина Тищенко.

Пер. с украинского: Алена Матвийчук.

P.S. В статье не упомянуто, что Татьяна Пивень 8 лет оплачивала пребывание в ритрите и все визовые расходы для йогина. у буддистов считается, что создающий возможности для практики приобретает такую же заслугу, как и сам практикующий _/\_

Ответить