Восточная литература

Идеи насчет Работы / Бизнеса / Творчества / Науки
Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 16 ноя 2012 13:35

Низами Гянджеви

Мне ночь не в ночь, мне в ночь невмочь, когда тебя нету со мной.
Сон мчится прочь, сон мчится прочь, беда в мой вступает покой.
Клянусь, придет свиданья час: пройти бы не мог стороной.
Клянусь я мглою кос твоих: уйдешь — и охвачен я мглой.
Не мне ль нестись к тебе одной, стремиться могу ли к другой?
Тебе ль искать подобных мне, — не тешусь надеждой пустой.
Сравнись со мной — величье ты, вглядись — никну я пред тобой.
Сравнюсь с тобой — не прах ли я? Все клады в тебе лишь одной.
Нет глаз, чтоб видеть мне твой лик, мне радости нет под луной.
Нет ног — поспеть к тебе, нет рук, чтоб с жаркой сложить их мольбой.
Забыла ты о Низами, владея моею судьбой.
Днем гороскопы числю я, в ночь звезды слежу над собой.




Готова молодость твоя откочевать, схвати ее,
Родную кинувший страну, скажи мне: где пути ее?
Затем согнулись старики, давно изведавшие мир,
Что ищут юность; глядя в прах, все мнят в пыли найти ее.
Зачем бросаешь ты, скажи, на буйный ветер жизнь свою?
Припомни вечность. Надо здесь тебе приобрести ее.
Ведь жизнь не жизнью ты купил, не знаешь цену жизни ты.
Жемчужины не взвесил вор, хоть он зажал в горсти ее.
Коль будешь радоваться ты — в отставку горе не уйдет.
Горюя, радость не спугнуть, навек не отмести ее.
Дай органона звоны нам! Дай аргаванное вино!
Есть песнь любви, о Низами! На радость в мир пусти ее!

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 16 ноя 2012 13:43

Низами Гянджеви



1

Я царем царей в державе мудрых мыслей нынче стал.
Повелителем пространства, шахом времени я стал.
Громок моего дыханья полнозвучный колокольчик.
Свой калам, свой стяг победный, я над миром водружал.
Лоб моих стремлений выше, чем корона Кай-Кубада.
Торсу моего величья и кафтан Гурхана мал.
Солнцем двигаясь по кругу, сея свет с небес четвертых,
Как Масих, своим дыханьем жизнь я мертвым даровал.
В царстве благозвучных песен не делюсь ни с кем я властью,
Мой удел — одни победы, поражений я не знал.
Мыслей дерзкою атакой сильных мира покоряю,
Знаниями воздвигаю обороны прочный вал.
Так, как я рождаю слово, доброта рождает доблесть,
Так, как юности — румянец, бог талант,мне даровал.
Звук моих газелей слаще, чем напевы органона.
Мысли освежают разум, словно взмахи опахал.
Звезды признанные светят, потому что я зажег их.
Я — вода небесных сводов, а они — набор пиал.
Слово девственным оставлю, не ударю в бубен речи,
Чтоб объедками со свадьбы хор проныр не пировал.
Пар случайных размышлений многим я дарил наукам,
А осадок драгоценный в песнопеньях применял.
Поэтических находок сам чеканю я монету,
Все иное побывало много раз в мешках менял.
За экспромтом и шарадой сотни сотен душ увлек я,
А при помощи софизмов тысячи сердец украл!
Легкий почерк мой увидев, Ибн-Мукла кусал бы пальцы,
Ибн-Ханн со мною в споре был сражен бы наповал.
Я — луна в полночном небе, но не знающая пятен.
Я — жемчужина, изъяном бог меня не покарал.
Захворав, бальзам не пей ты, ведь мои целебней бейты,
Слог мой, точно финик сладкий, выше всяческих похвал.
У души моей на створках вырезано завещанье:
«Не звучать речам на свете после тех, что я сказал».
Если стать замыслю вровень я с Давудом-псалмопевцем,
Голоса мобедов стихнут, точно ветер между скал.
Если прекращу дыханье — у людей сердца увянут,
Так без воздуха и солнца базилик бы вмиг увял.
Если б во дворце Вселенной мои песни не звучали,
Кто познал бы суть блаженства, кто б вино у магов брал?
Легкой плавностью напева мне гордиться не зазорно,
Так гордится, источая благовоние, сандал.
Океан — мое дыханье, в нем приливы и отливы,
Вдох — на дно ушел ныряльщик, выдох — перл со дна достал.
Воздух каплями дождинок грудь мою спешит наполнить.
Чтоб из раковин без счета жемчуга я вынимал.
Сам, как в раковине чистой, в браке истинном зачатый,
Двух ублюдков поношенья я выслушивать устал.
Трижды мерзостен завистник, стану йеменской звездою,
Свет которой блуд и скверну поражает, как кинжал.
Скакуны моих творений что-то резвость потеряли,
Видно, я нуждой и горем их копыта подковал.
Хвастовство мое звенело, точно дутые браслеты,
Как я каюсь, как стыжусь я неумеренных похвал.
Так сниму же погремушки, отопру сундук сокровищ,
Не уймусь, покуда людям не отдам последний лал



2

Не добывший и агата, что рубинами я грежу?
Что мне перлы уст, коль перлов кошельком я не поймал?
Пир ночной вершу вдвоем я со своим печальным сердцем,
Не в вине — в слезах кровавых омочив края пиал.
А пинки, что получаю, добывая хлеб насущный,
Горше палочных ударов, что базарный вор узнал.
Обнищав, душой изверясь, — все, как прежде, жажду славы,
Царствованья я взыскую, хоть все блага потерял.
Не стремиться бы мне в небо от земли, из черной бездны:
Дерево, чьи корни слабы, не для мачты матерьял.
Я не фокусник лукавый, не фальшивый богомолец:
Луком глаз своих не мазал, щек шафраном не пятнал.
Вздор, как будто совершенен я в искусстве песнопенья,
Словно ботало верблюжье, я бессмысленно болтал.
Шелк стихов, узоры мыслей — паутина, прах летучий,
Где, я мнил, живое чувство — мертвый черепа оскал.
Я — бездом-ный пес, и мчатся вслед за мной собаколовы,
Хвать! — и кинут в пропасть ада, чтоб на стражей не брехал.
На дворе монетном слова — не медяк ли я чеканил?
Разве от слона защита жалкий глиняный дувал?
Чем гордиться стихотворцу, коль пророк однажды молвил:
«Самый лучший стих, который больше лжи в себя впитал».
Для науки безразлично, на каком звучать наречье:
Суть красавицы не тронешь сменой пестрых покрывал.
Для стихов переложенье на другой язык — смертельно.
Горд удачей, а вглядишься: вытек смысл и дух пропал.
Я, как зеркало, порою миру противопоставлен,
Твердым ликом непрогляден и душою крепче скал.
Но, охваченный сомненьем, становлюсь слабей былинки,
Ветер гнет меня и треплет, капля рушит наповал.
Грош цена мне в этом мире, но в ином существованье
Я — дирхема полновесный, благороднейший металл.
Господи, молю, взыскую: укажи тропу такую,
Чтобы дел дурных и мыслей я засаду миновал.
Осени благословеньем мой источник вдохновенья,
Чтобы сладость песнопенья в уши мудрых я вливал.
Окажи мне, боже, помощь, чтоб не ждать ее от смертных,
Защити, чтоб я защиты у богатых не искал.
Ты тавром прижги чело мне, к рукавам пришей мне метки,
Чтоб, махнув рукой, у древних я ума не занимал.
Мнений суетных и злобных не пускай в мое ты сердце:
Несовместен с нежной ланью злобно воющий шакал.
Не взыщи, что мал и слзб я, прахом был и стану прахом,
Вот двуличье, стоязычье — пострашней змеиных жал.
Грешен, но молю прощенья, окажи святую милость,
Я стыжусь — ты это видишь, жизнь трудна — ты это знал
Все мы — сущие мгновенно, все мы — меченные смертью,
Ты — необходимо сущий, будешь, есть и пребывал.
Так возвысь меня, чтоб нес я на себе твои приметы...
Глупость! Ты ж осуществляться бесприметно пожелал.
Сердца моего движенье длится лишь тебе в служенье,
Без него порвался б жизни обветшалый матерьял.
В теле собственном себя я ежечасно распинаю,
Дай смиренья, дай уменья не искать, что потерял.
Хоть однажды благосклонно приласкай мне взглядом сердце,
Чтоб в израненном, усталом свет отрадный засиял.
За нечаянный проступок Низами прости без гнева,
Произвол небес известен: шел туда, сюда попал.
До конца продли щедроты, смерть пошли ему благую.
Дал ему ты счастье жизни, отбери легко, как дал.

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 18 ноя 2012 12:13

Омар ибн аль-Фарид (1181–1236)

Из поэмы «Стезя праведного»

Не без Моей всесильной воли неверный повязал «зуннар» —

Но снова снял, не носит боле, с тех пор как истину узнал.



И, если образ благостыни в мечетях часто Я являл,

То и Евангельской святыни Я никогда не оставлял.



Не упразднил Я Книгу Торы, что дал евреям Моисей, —

Ту Книгу мудрых, над которой не спят в теченье ночи всей.



И, коль язычник перед камнем мольбу сердечную излил, —

Не сомневайся в самом главном: что Мною он услышан был…



Известно правое Ученье повсюду, веку испокон,

Имеет высшее значенье любой обряд, любой закон .



Нет ни одной на свете веры, что к заблуждению ведет,

И в каждой — святости примеры прилежно ищущий найдет.



И тот, кто молится светилу, не заблудился до конца:

Оно ведь отблеск сохранило сиянья Моего Лица!



И гебр, боготворивший пламя, что тысячу горело лет,

Благими подтверждал делами, что, сам не зная, чтит Мой свет:



Блистанье Истинного Света его душа узреть смогла,

Но, теплотой его согрета, его за пламя приняла…



Вселенной тайны Мною скрыты, их возвещать Я не хочу,

И мира зримого защита — в том, что о тайнах Я молчу.



Ведь нет такой на свете твари, что высшей цели лишена,

Хотя за жизнь свою едва ли о том помыслит хоть одна!.








Из «Касыды о вине»

О влюбленные, пусть ночь темна — нам светло от чистого вина ,

Эта чаша Кравчим луноликим нам поднесена.



Мы из века в век опьянены, Ликом Кравчего восхищены,

И очей Его сияньем вечным жизнь озарена!



Средь светил мерцающих ходя, ясным светом в полночь исходя,

Опьяняет звезды эта чаша — полная луна.



Этой влагой дух наш опьянен с самых незапамятных времен —

Не была еще лоза в ту пору Ноем взращена!



Что извне увидеть нам дано? — Как сверкает, пенится вино!

Ибо сущность самого экстаза — в нас утаена.



Что извне услышать нам дано? — Только Имя Горнее одно!

Ибо это Имя — в нашем сердце, Им душа пьяна!



Даже те, кто, в немощи души, видят запечатанный кувшин , —

Даже те провидят эту радость, даже в них она!



Если же на спящих мертвым сном брызнешь ты живительным вином, —

Шевельнутся мертвые в гробницах, встанут ото сна!..

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 18 ноя 2012 15:13

Хафиз Ширази


Несведущий, старайся умом весь мир объять,
Не будешь пилигримом - проводником не стать?

Сынок, внимай усердно наставнику Любви,
Отцом однажды станешь - того не избежать.

Отмой прилежно руки от меди бытия,
Чтоб возрасти с Любовью и золотом блистать!

Свершая дело жизни, презри еду и сон,
Найди себя в служенье, чтоб в них нужды не знать!

Коль луч тебя коснется от истинной Любви,
Ты станешь ярче солнца небесного сиять!

В божественное море с доверьем погрузись,
Чтоб воды каждый волос могли бы омывать!

Как светоч Золджалала ты станешь у людей,
Когда себя забудешь, чтоб вере жизнь отдать!

Лишь Божий лик предстанет пред взором у тебя,
Во тьму глубин и в тайны ты станешь проницать!

И в час преображенья основы бытия
Не думай о высотах, которых не достать!

И если с каждой встречей сгораешь ты Хафиз,
Ты прахом у порога мудрейших должен стать!

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 29 ноя 2012 21:44

Тонкости муллы Насреддина
Мулла (мастер) Насреддин является классическим персонажем, придуманным дервишами для фиксации ситуаций. Насреддиновские истории собраны в рукописи "Тонкости несравненного Насреддина". Если подходить к этим историям поверхностно, то большинство из них можно использовать в качестве шуток. Но, неотъемлемой чертой таких истории является их многомерность.
В действительности никто не знал, кем был Насреддин, где и когда он жил. Все это не помешало людям снабдить его не только фальшивым жизнеописанием, но и гробницей. Ссылаясь на слова Насреддина о том, что он живет в этом мире вниз головой, один ученый делает вывод, что мнимую дату смерти Насреддина, высеченную на его "надгробном камне" следует читать не как 386, а как 683. Другой чувствует, что если правильно переставить арабские цифры этой даты, они скорее дадут число 274. Он совершенно серьезно пишет, что дервиш, к которому он обратился за помощью по этому вопросу, "...попросту сказал: "А почему бы не попробовать впустить в чернильницу паука, а потом вытащить его и посмотреть, какие следы он оставит. Это может указать на правильную дату или показать что-нибудь еще".
В действительности 386 означает 300+80+6. Подставляя вместо полученных цифр арабские буквы, мы получим корень ШУФ, от которого образовалось слово ШаУаФ - "заставлять кого-нибудь смотреть; показывать что-либо". Как сказал дервиш, паук может что-нибудь "показать".

Вот несколько историй от муллы Насреддина…

"В чайхану вошел монах и заявил: "Мой учитель велел мне возвестить людям, что человечество до тех пор не достигнет совершенства, пока люди, не испытавшие на себе несправедливости, не будут так же нетерпимо относиться к ней, как и те, кто в действительности испытал ее".
Эти слова на мгновение поразили всех собравшихся. Затем Насреддин сказал: "А мой учитель говорил мне, что никто не должен относиться нетерпимо к чему бы то ни было до тех пор, пока он не убедится, что предполагаемая несправедливость действительно является несправедливостью, а не скрытым благом!"

"Однажды прямо на голову Насреддину, шедшему по узкому переулку, с крыши дома упал какой-то человек. С этим человеком ничего не случилось, но мулла попал в больницу.
Один из учеников Насреддина спросил его: "Какой урок вы извлекли из этого происшествия, мастер?"
"Откажись от веры в неизбежность, даже если причина и следствие кажутся неизбежными! Избегай теоретических вопросов наподобие этого: "Сломает ли человек себе шею, если упадет с крыши? Упал он, а шею сломал себе я!"

"Насреддин ежедневно переводил через границу своего осла, нагруженного корзинами с соломой. Т. к. все знали, что он промышляет контрабандой, пограничники обыскивали его с ног до головы каждый раз, когда он возвращался домой. Они обыскивали самого Насреддина, осматривали солому, погружали ее в воду, время от времени даже сжигали ее, а сам Насреддин жил все лучше и лучше.
В конце концов, он отошел от дел и перебрался на жительство в другую страну. Много лет спустя его встретил один из таможенников. Он сказал: "Теперь тебе нечего скрывать, Насреддин. Расскажи мне, что ты перевозил через границу, когда мы никак не могли поймать тебя?"
"Ослов", - ответил Насреддин".

"Однажды, во время пребывания Насреддина при дворе, король пожаловался на то, что его подданные лживы. Насреддин сказал: "Ваше величество, истины бывают разные. Прежде чем люди смогут использовать относительную истину, им необходимо практически познать реальную истину, но они всегда пытаются делать все наоборот. В результате люди слишком бесцеремонно обращаются со своими же искусственными истинами, подспудно чувствуя, что это не более чем выдумка".
Все это показалось королю слишком сложным. "Вещи должны быть или истинными или ложными. Я заставлю людей говорить правду, и с помощью этого они приобретут привычку быть правдивыми".
На следующее утро перед открытыми городскими воротами красовалась виселица, которую окружали гвардейцы короля во главе с капитаном. Глашатай объявил: "Каждый, кто войдет в город, должен прежде всего правдиво ответить на вопрос капитана королевской гвардии".
Насреддин, поджидавший снаружи, вошел в город первым. Капитан спросил: "Куда ты идешь? Говори правду, иначе тебя повесят".
Насреддин ответил: "Я иду, чтобы быть повешенным на этой виселице".
"Я не верю тебе!"
"Прекрасно. Если я солгал, - повесь меня".
"Но это будет означать, что ты сказал правду".
"Вот именно, - сказал Насреддин, - вашу правду".

"Как-то раз сосед увидел, что Насреддин ищет что-то, стоя на коленях.
"Что ты потерял, мулла?"
"Свой ключ", - ответил Насреддин.
Через несколько минут сосед опять спросил: "А где ты обронил его?"
"Дома!"
"Тогда почему же ты ищешь его здесь?"
"Потому, что здесь светлее".

"Жестокий и невежественный правитель сказал Насреддину:
"Я повешу тебя, если ты не докажешь мне, что действительно обладаешь тем глубоким восприятием, которое тебе приписывают". Насреддин сразу же заявил, что может видеть золотых птиц в небесах и демонов подземного царства. Король спросил его: "Как же ты можешь делать это?" - "Кроме страха для этого ничего не нужно", - ответил мулла".


"Один человек предложил Насреддину угадать, что у него в руке.
"Назови мне хоть одну примету", - попросил мулла.
"Я назову несколько. - сказал шутник. - Форма и размеры этого предмета напоминают яйцо, у него вкус и запах яйца: внутри он белый и желтый. В сыром виде внутри него находится жидкость, которая твердеет от нагревания. Более того, этот предмет снесла курица..."
"Знаю! - перебил мулла. - Это, наверное, какое-нибудь пирожное?"

"Как-то раз мулла зашел в лавку. Хозяин подошел, чтобы обслужить его.
Насреддин сказал: "Прежде всего главное. Видел ли ты, как я зашел в твою лавку?"
"Конечно".
"А видел ли ты меня когда-нибудь раньше?"
"Никогда в жизни".
"Так откуда же ты знаешь, что это я?"

"Однажды Насреддин шел домой, держа в одной руке кусок печенки, а в другой - рецепт пирога из печени. Вдруг сверху налетела какая-то птица и вырвала печень из рук Насреддина. Он крикнул ей вдогонку: "Глупая птица! Печень ты украла, но что ты будешь делать с ней без рецепта?"

"К Насреддину пришел человек, желавший стать его учеником. После многих злоключений он добрался до хижины в горах, где жил Насреддин. Зная о том, что каждый поступок просвещенного суфия исполнен смысла, новичок спросил у Насреддина, почему он дует на руки. "Чтобы согреться, конечно", - ответил мулла.
Вскоре после этого Насреддин налил две чашки супа и подул на свой суп. "Зачем вы делаете это, мастер?" - спросил ученик. "Для того, чтобы охладить суп, конечно", - ответил учитель.
После этого ученик покинул Насреддина, т.к. не мог больше доверять человеку, использующему одни и те же средства для достижения разных результатов".

"Правда ли, что в твоих шутках много скрытого смысла, Насреддин?"
"Нет".
"Почему же?"
"Потому что я никогда в жизни не говорил правду и уже не смогу научиться делать это".

"Однажды Насреддин попросил у одного богача денег.
"Зачем они тебе?"
"Чтобы купить слона".
"Но если у тебя нет денег, ты не сможешь прокормить его".
"Я ведь просил денег, а не советов!"

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 02 дек 2012 22:14

Шахнаме Фирдоуси


Вопросы мобедов и ответы Заля



Был призван шахом Заль седоволосый,

Чтоб задали жрецы ему вопросы.


Мобеды сели, бодрые душой,

А перед ними — витязь молодой:


Он должен дать на те слова ответы,

Что пологом таинственным одеты.


Сказал один мобед, к добру влеком,

Воителю, богатому умом:


«Двенадцать видел я деревьев стройных,

Зеленых, свежих, похвалы достойных,


На каждом — тридцать веточек растет,

Вовеки неизменен этот счет».


Другой воскликнул: «Отпрыск благородных!

Погнали двух коней, двух быстроходных.


Несется первый, черный, как смола,

А масть другого, как хрусталь, светла.


Торопятся, бегут они далече,

Но первый со вторым не сыщет встречи».


Промолвил третий: «Тридцать седоков

Пред шахом скачут испокон веков.


Один — всмотрись получше — исчезает,

Но их число вовек не убывает».


Сказал четвертый: «Пред тобою — луг.

Шумят ручьи, трава растет вокруг.


Могучий некто с острою косою

Придет на луг, сияющий красою,


Все, что цветет, что высохло давно,

Не внемля просьбам, скосит заодно».


«Подобно камышам, — промолвил пятый,—

Два кипариса из воды подъяты,


На каждом птица свой свивает дом,

Днем — на одном, а ночью — на другом.


Слетит с того — и ветви вдруг увянут,

На это сядет — сладко пахнуть станут.


Один — вечнозеленый кипарис,

Другой — в печали чахнет, глядя вниз».


Сказал шестой: «Богат водой проточной,

Средь горных скал воздвигнут город прочный.


Но люди той заоблачной земли

Ему пески пустыни предпочли.


Дома в сухой степи тогда возникли,

Тогда рабы и господа возникли.


Забыли все о городе в горах,

Воспоминанья превратили в прах.


Но раздается гул землетрясенья,

Их область гибнет, людям нет спасенья,—


Тогда-то город вспоминают свой,

Тогда-то жребий проклинают свой.


Слова жрецов за пологом сокрыты.

Их смысл раскрой, их сущность разъясни ты.


Когда ж постигнешь их, о витязь наш,

Из праха чистый мускус ты создашь!»


Заль вдумался в таинственные речи,

Обдумав, он расправил грудь и плечи,


Затем открыл свои уста, готов

Ответить на вопросы мудрецов;


«Дерев двенадцать названо вначале,

На каждом — тридцать веток насчитали.


Двенадцать месяцев являет год,—

На смену шаху новый шах идет,—


А каждый месяц тридцать дней приводит:

Так времени вращенье происходит.


Теперь скажу: какие два коня

Летят подобно божеству огня?


Конь белый — день, а черный — тьма ночная.

Бегут они, чреды не изменяя.


Проходит ночь, за нею день пройдет:

Так движется над нами небосвод.


При солнце встречи нет и нет во мраке?

Бегут подобно дичи от собаки.


Теперь: какие тридцать седоков

Пред шахом скачут испокон веков?


Один из них все время исчезает,

Но всадников число не убывает.


Луну сменяет новая луна:

Такая смена богом создана.


Луна идет на убыль постепенно,

А все ж она вовеки неизменна.


Теперь скажу я, — пусть поймут везде,—

О кипарисах с птицею в гнезде.


Меж двух созвездий — Овном и Весами —

И тьма и мрак сокрыты небесами,


Но лишь к созвездью Рыбы мир придет,—

И тьма и мрак откроются с высот.


Два кипариса — две небесных части,

В одной — печаль, в другой находим счастье.


А птица — это солнце: всякий час

Оно и любит нас и губит нас.


Спросил о горном городе учитель:

То — наша постоянная обитель.


Мы временно живем в степи сухой,

С ее отрадой и с ее тоской.


Она щедроты нам несет и прибыль,

Она заботы нам несет и гибель.


Землетрясенье, буря, — в этот миг

Взволнован мир, он поднимает крик,


Твой труд заносится песком пустыни,

Ты переходишь в город на вершине.


Другой начнет владеть твоим трудом,

Но так же он уйдет, как мы уйдем.


Да, нашей жизни такова основа,

Так было, так пребудет — вечно ново.


В дорогу имя доброе возьми,

Тогда прославлен будешь ты людьми,


А если ты хитер, бесчестен, жаден,

Воистину конец твой безотраден.


Хотя б до неба ты воздвиг дворец,

Лишь в саване ты встретишь свой конец.


Ты ляжешь в страхе, с мертвыми очами,

Сокрыт в земле, покрытый кирпичами.[19]


На луг приходит человек с косой,

Траве он страшен свежей и сухой.


Он косит свежую, сухую косит

И тем не внемлет, кто пощады просит.


Да, время — каш косарь, а люди — луг,

Равны пред косарем и дед и внук,


Равны пред ним и молодость и старость,

Ища добычи, он впадает в ярость.


От века было так и будет впредь:

Рождается дитя, чтоб умереть.


Мы в эту дверь войдем, из той мы выйдем,

А пред собою косаря мы видим!»

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 05 дек 2012 10:30

Знание не стоит на месте. Вначале это: "Что есть я?"

Затем: "Я не знаю, что есть я".
Затем между: "Очевидно, меня нет" и "Я найду себя".
Затем между: "Я найду себя" и "Я есмь".
Затем: "Я есть то, что мне известно о себе".
Затем: "Я есть".


Идрис Шах "Путь суфиев".



Одного дервиша спросили:
"Почему ты ничего не просишь у людей? Попросил хотя бы хлеба!"

Дервиш ответил:
"Если я попрошу, а они откажут мне, то есть опасность, что они
пострадают за это. Ведь известны слова Пророка, что если истинно
нуждающийся просит что-то, то отказавшие ему будут чахнуть и хиреть."


Идрис Шах "Путь суфиев".

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 05 дек 2012 10:33

Несведущий, старайся умом весь мир объять,
Не будешь пилигримом - проводником не стать?

Сынок, внимай усердно наставнику Любви,
Отцом однажды станешь - того не избежать.

Отмой прилежно руки от меди бытия,
Чтоб возрасти с Любовью и золотом блистать!

Свершая дело жизни, презри еду и сон,
Найди себя в служенье, чтоб в них нужды не знать!

Коль луч тебя коснется от истинной Любви,
Ты станешь ярче солнца небесного сиять!

В божественное море с доверьем погрузись,
Чтоб воды каждый волос могли бы омывать!

Как светоч Золджалала ты станешь у людей,
Когда себя забудешь, чтоб вере жизнь отдать!

Лишь Божий лик предстанет пред взором у тебя,
Во тьму глубин и в тайны ты станешь проницать!

И в час преображенья основы бытия
Не думай о высотах, которых не достать!

И если с каждой встречей сгораешь ты Хафиз,
Ты прахом у порога мудрейших должен стать!





Хафиз Ширази

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 17 дек 2012 10:59

Некогда жил один человек, который очень любил охоту. Он ходил в лес с ружьем или луком и стрелами и стрелял оленей, лосей и других животных. Как многие охотники, он любил есть мясо своей добычи, но особенно вкусной считал оленину.
Большую часть жизни этот человек провел охотясь, убивая и поедая мясо. Однажды он набрел в лесу на олениху, кормившую детеныша. Он очень обрадовался, потому что уже устал и знал, что мать не может убежать, пока кормит олененка. Поэтому он застрелил ее. Но перед смертью мать вскричала:

— О человек, ты убил меня, теперь ты можешь меня съесть, но пощади моего сына! Не трогай, отпусти его!

— Я понял твою просьбу,— ответил охотник,— но я собираюсь взять твоего сына с собой, вырастить его и хорошенько откормить. Тогда я смогу съесть и его тоже.

Олененок услышал это и сказал:

— О человек! Угодны ли Господу такие мысли?

Охотник рассмеялся:

— Господь создал зверей для того, чтобы человек мог убивать их и есть.

— Ты прав, человек. Господь действительно предназначил некоторых тварей в пищу другим. Ну а ты сам? Раз для нас есть свой закон, так может, он есть и для тебя? Подумай об этом. Меня хочешь съесть только ты, а вот тебя дожидается множество едоков. Ты не знал этого? Однажды, в присутствии Самого Господа, мухи, черви, порождения ада и даже сама земля с жадностью пожрут тебя. Вы, люди, должны задуматься об этом. Когда вы убиваете нас, то съедаете сразу, но когда умрешь ты, тебя будут долго-долго есть в аду. В каждом из твоих перевоплощений ты будешь попадать в ад.

О человек, Бог создал и тебя, и меня. Ты человек. Бог создал тебя из земли, огня, воды, воздуха и эфира. Я зверь, но Бог создал меня из тех же элементов. Ты ходишь на двух ногах, я — на четырех. Хотя у нас разная кожа и масть, у нас одинаковая плоть. Подумай о том, как мы похожи.

Если бы кто-то убил твою мать, когда она кормила тебя, каково бы тебе пришлось? Многие из вас раскаиваются, если убьют самку, у которой маленькие детеныши. Они восклицают: «Я же не знал!..» Но у тебя нет никакой жалости. Ты убийца. Ты прервал столько жизней, но ни разу даже не задумался о том, каково бы тебе было, если бы кто-то лишил тебя матери. Вместо этого ты радуешься, что не только убил мою мать, но еще можешь убить и съесть меня. Раз ты человек, ты должен подумать об этом. Даже самый злобный и жестокий зверь задумался бы над моими словами.

Неужели ты не понимаешь горя сына, чью мать только что убили? То, что ты сказал ей, ужасно, и причинило мне страшную боль. Человек, в тебе нет ни божественного, ни человеческого милосердия. У тебя нет даже совести. Всю свою жизнь ты пил кровь и ел плоть животных, не понимая, что творишь. Ты любишь есть мясо и убивать. Будь у тебя совесть или чувство справедливости, будь ты действительно рожден человеческим существом, ты призадумался бы. Господь смотрит на нас обоих...

— Олененок, все, что ты сказал, справедливо,— признал охотник. Затем он осторожно поднял тело матери-оленихи и отвел олененка к себе домой.

В тот же вечер он рассказал другим охотникам то, чему его научил олененок. И те, кто услышал это, воскликнули:

— Мы так часто ели оленину, но из того, что ты сказал нам, мы поняли, что карма входит в наше тело через еду, которой мы наслаждаемся. В наших телах царит суета. Теперь мы понимаем, что у нас не было ни милосердия, ни мудрости,— и они решили навсегда отказаться от такой пищи.

— Отпусти олененка, — сказал один охотник.

— Нет, отдай его мне,— попросил другой.— Я выращу его, а когда он станет взрослым, отпущу на волю.

Но охотник решил, что сам вырастит детеныша. И в течение нескольких лет олененок выказывал больше любви к нему, чем его собственные дети. «Это нежное создание способно на большую любовь и благодарность, чем люди,— думал человек.— Оно целует меня, и лижет, и издает радостные звуки, когда я кормлю его. Оно даже спит у меня в ногах».

Прошли годы, и олень вырос. Тогда человек отвел его в лес и выпустил на свободу.

Дети мои, каждый из вас должен понимать, что он делает. Все детеныши животных испытывают любовь и сострадание. И если мы будем помнить, что каждое создание когда-то было маленьким, мы перестанем убивать. Мы не сможем напасть на живое существо и причинить ему боль...

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 21 дек 2012 13:38

Ахмад Махджур


Я странником оденусь...


Я странником оденусь.
везде искать пойду
любимую — в деревне,
в ущелье и в саду.
В столице и в пустыне
я ждать ее готов,
чтоб одарить букетом
невянущих цветов.
Раскроются жасмины
веселые, маня,
едва она случайно
посмотрит на меня.
Над озером ночами
летаешь, бог любви?
Я — терпеливый лотос,
меня благослови.
И запахи,и краски
для каждого цветка
сотворены, всевышний,
тобою на века.
Любимая нежданно-
негаданно пришла —
как молния сверкнула,
ударила, прожгла.
Не умолкают струны,
звенящие в крови, —
душа заговорила
с любимой о любви.
У милой сердце — камень,
и все-таки оно
от слез моих горячих
расплавиться должно!

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 21 дек 2012 13:41

Камаладдин Исфахани

Всю жизнь мы не видались. В первый раз
Судьба лицом к лицу столкнула нас.
Привыкшим к осторожности понятны
Бровей вопросы, красноречье глаз…



Как воск, судьбе покорным надо быть,
А после - из себя огонь добыть.
Свече подобно, до конца сгорая,
О бренной оболочке позабыть.



Жизнь - это чаша, полная вина.
Твои желанья утолит она.
Но сладость ты найдешь в устах любимой,
А горечь - в чаше, выпитой до дна.
* * *
Стараешься, забыв ко мне пути,
Себе ты оправдание найти.
Чтоб не прийти - есть тысяча предлогов,
Нет одного предлога - чтобы прийти.
* * *
Вину, что дарит радость нам с тобой,
От нас скрываться суждено судьбой.
Ты не гляди, как я владею чашей,
Гляди, как я владею сам собой.


Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 25 дек 2012 19:18

Человека с завязанными глазами, никогда прежде не видевшего воды, опускают в воду и он чувствует ее. Когда повязку снимают, он узнает, что это такое. До того, как это произойдет, он будет знать о воде только по воздействию, которое она производит.
(Руми. "Фихи ма фихи")

Мишель
Сообщения: 2825
Зарегистрирован: 21 мар 2012 22:33

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Мишель » 12 янв 2013 23:39

Молла Панах Вагиф


Женщина, что сердцем хороша, -
Век пройдет, - она бледней не станет.
Если, словно лал, светла душа,
От невзгод она темней не станет.

Благородной красота верна,
Стройная - не сгорбится она.
Если добротой одарена,
Не изменит, холодней не станет.

Кровь ее девически чиста,
Ярче свежих роз ее уста.
Стрел острей ресницы... Лет до ста
Ранящая сталь слабей не станет.

Страшно ль совершенной жить сто лет!
Пусть уже в движеньях силы нет,
Но в глазах горит все тот же свет.
Обаянье меньше в ней не станет.

Истинное счастье - не забудь -
В той, что знает страсти скорбный путь:
К девушкам, Вагиф, не надо льнуть,
А не то спокойных дней не станет.

Аватара пользователя
Amuro Ray
Сообщения: 640
Зарегистрирован: 06 окт 2012 05:35

Re: Восточная литература

Непрочитанное сообщение Amuro Ray » 26 янв 2013 18:07

"Если до конца познать сущность какой то вещи, то в ней как в зеркале отразится вся вселенная." ( Аль Кинди )

Ответить