Уголок "У СталкераБ"

Книги, музыка, фильмы
stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Гийом Фай - Археофутуризм. Мир после катастрофы: европейский взгляд
https://www.mediafire.com/file/pi9lluylsjsl2ld/
https://yadi.sk/i/cdb6AQg0IeIRIg

Гийом Фай - известный французский журналист, писатель и идеолог новых правых. Одно время принимал активное участие в деятельности Группы по изучению европейской цивилизации (GRECE). В своей книге «Археофутуризм» Фай представляет свой взгляд на главные проблемы современности и очерчивает пути их решения.
Современная европейская цивилизация обречена. Неизбежная в ближайшем будущем конвергенция катастроф похоронит её. Если мы хотим выжить, мы должны расстаться с идеологией потребления, эгалитаризмом и политкорректностью. Ответом на вызовы будущего должен стать решительный отказ от наследия Просвещения и возврат к архаическим ценностям: этноцентризм, твёрдая воля и принцип «каждому своё» обеспечат выживание Европы от Ирландии до Дальнего Востока как блока автономных регионов - Евросибири. Подлинный федерализм и твёрдая центральная власть; высокие технологии и примитивные аграрные сообщества; христианство и языческая философия - этот симбиоз получил название «археофутуризма»

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Герман Смирнов «Дело военных» 1937 года. За что расстреляли Тухачевского


https://yadi.sk/i/M0y0ozqlkvWPaQ
https://www.mediafire.com/file/rm52gsjdmdfy99y/
Маршал М.Н. Тухачевский, расстрелянный по обвинению в государственной измене в 1937 году, был реабилитирован Хрущевым в 1957 году как «ложно обвиненный» – что добавило путаницы в вопросе о чистке руководящего состава Красной Армии накануне войны. Материалы архивов, собранные Германом Смирновым, проясняют, на основании чего было заведено «дело военных», существовал ли в действительности заговор Тухачевского? Ценность данной книги состоит в том, что она не только предоставляет обширную информацию по «делу военных», но читатель сам может участвовать в историческом расследовании, чтобы составить собственное мнение о заговоре в армии 1937 года.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Герман Смирнов, Дмитрий Зенин
Тухачевский: легенды и реальность
Скрытый текст:
Каждая репутация должна быть подтверждена судьбой. А не только, допустим, количеством книг, журнальных и газетных публикаций, посвященных той или иной личности, что касается количества, то маршал Тухачевский на протяжении многих лет приковывает к себе внимание большее, чем иные прославленные полководцы Великой Отечественной войны, во всяком гипертрофированном, чрезмерном увлечении прессы современный читатель, оснащенный здравым скептицизмом, склонен усматривать не столько воздание должного, сколько возможность очередного «культа» или «культика». Так происходит и с Тухачевским. В отношении к нему нет единодушия в кругу военных историков, поскольку далеко не все стороны деятельности полководца с достаточной равномерностью освещены в прессе, на многострадальной Тамбовщине еще живы старики, хранящие в памяти жестокие подробности подавления «антоновщины»… но будем помнить: долг историков — не в намеренном «развенчивании», а в убедительности доказательств, пусть и противоречащих общепринятым «общим местам»…
В 1964 году в своей книге «Тухачевский» писатель Л. Никулин, перечисляя военачальников, павших жертвами культа личности И. В. Сталина, назвал М. Н. Тухачевского, И. Э. Якира, И. П. Уборевича, А. И. Корка, А. И. Егорова, Г. Д. Гая, Р. П. Эйдемана, В. М. Примакова, Б. М. Фельдмана, В. К. Путну и других. «Погибшие полководцы, — писал он, — принадлежали к числу лучших высших офицеров Красной Армии. Если бы они остались в живых и не были уничтожены некоторые другие кадры старшего и среднего звеньев командного состава, то, безусловно, в годы Великой Отечественной войны можно было достичь победы с меньшими жертвами, да и весь ход войны мог быть иным».
На первый взгляд — выражение частного мнения, на которое имеет право автор. Но при более пристальном рассмотрении начинаешь понимать, что это утверждение не такое уж невинное. Ведь, признав репрессированных военачальников лучшими, Л. Никулин вольно или невольно бросил тень «второсортности» на маршалов и генералов, принявших на себя страшный удар гитлеровской военной машины, выстоявших и одолевших врага.
Трудно представить себе, как выглядела бы мировая история, если бы в ней воздавалось не тому, кто сделал, а тому, кто мог сделать. В этом случае мы испытывали бы не благодарность к действительным героям истории, а снисходительное сожаление: эх вы, мол, не смогли совершить своих подвигов быстрее и лучше, чем те, которые не сделали ничего потому, что им помешали. Но ведь именно нечто подобное происходит сейчас на наших глазах с освещением истории Советских Вооруженных Сил! Журналисты, писатели, сценаристы и даже историки на все лады твердят: репрессированные военачальники, останься они на командных постах, изменили бы весь ход войны в сторону достижения более быстрой, более решительной и с меньшими потерями победы.
Конечно, бессмысленно строить умозрения, что было бы, если… Но, думается, читателям небезынтересно ознакомиться с критическим, может быть, не лишенным субъективности взглядом на явление, которому имя «феномен Тухачевского»…
«Задумчивый, почти рассеянный юноша в тужурке хаки…»
Ни одному советскому военачальнику не повезло на публикации больше, нежели Михаилу Николаевичу Тухачевскому. Суммарный тираж посвященных ему книг, журнальных и газетных статей давно уже исчисляется миллионами. О нем созданы романы, кино- и телефильмы. И такой повышенный интерес к личности Тухачевского как будто оправдан, ибо не так уж много найдется в истории военачальников, которые в 25 лет, не командовав ни ротой, ни батальоном, ни полком, ни дивизией, сразу получили бы в подчинение армию, в 27 лет — фронт, а в 42 года — маршальский жезл (не одержав ни одной победы над чужеземными армиями)!
В самом деле, получив свой первый и последний в царской армии чин подпоручика после окончания Александровского военного училища, молодой офицер отбыл на Западный фронт в сентябре 1914 года, был отмечен боевыми наградами. Но через шесть месяцев попал в немецкий плен; спустя два с половиной года бежал через Швейцарию во Францию, осенью 1917 года появился в Петрограде. 5 апреля 1918 года бывший подпоручик вступил в РКП(б), а уже 27 мая получил пост комиссара обороны Московского района Западной завесы. Через месяц он назначается командующим 1-й армией Восточного фронта, затем последовательно командует 8-й армией Южного фронта, 5-й армией Восточного фронта, Кавказским фронтом, Западным фронтом, 7-й армией, направленной на подавление Кронштадтского мятежа, войсками Тамбовской губернии, подавлявшими антоновский мятеж…
Возникает вопрос: в чем секрет этого фантастически быстрого продвижения?
Соратники полководца, воспоминания которых были опубликованы в сборнике «Маршал Тухачевский», утверждают: секрет в том, что всю жизнь и деятельность Михаила Николаевича можно определить одним словом: блестяще! Так, в постановлении Реввоенсовета Республики о награждении командующего 1-й армией орденом Красного Знамени прямо говорится: «за блестящее руководство». Бывший сослуживец Тухачевского Б. Н. Чистов в описании Симбирской операции тоже употребляет это слово: «1-я армия блестящим маневром разбила врага». Другой сослуживец, Н. В. Краснопольский, описывая Златоустовскую операцию, говорит, что уже в ней «в полном блеске раскрылся талант Тухачевского», а проведенная им Омская операция была, по словам мемуариста, задумана столь же блестяще, как и Златоустовская, и «столь же блестяще осуществлена». Позднее М. Кольцов писал о Тухачевском как о «задумчивом, почти рассеянном юноше в тужурке хаки», которого «блестящий талант крупного стратега-полководца развернулся в громких походах». А сослуживец Михаила Николаевича генерал А. И. Тодорский, вспоминая, писал, что «блестящее перо военного мыслителя-писателя Тухачевский держал в руке до последнего месяца жизни»…
Справедливости ради надо заметить, что начало применению этого слова в оценке своей деятельности положил сам Михаил Николаевич 8 июля 1918 года. Телеграфируя рекомендовавшему его в партию Н. Н. Кулябко о своей деятельности на Восточном фронте, он писал: «Тщательно подготовленная операция Первой армии закончилась блестяще. Чехословаки разбиты, и Сызрань взята с бою. Командарм 1-й Тухачевский». Заметим, что такого блестящего успеха молодой командарм добился меньше чем через две недели после своего прибытия на Восточный фронт! Каково же было наше удивление, когда, раскрыв ЭГВ (Энциклопедия «Гражданская война и военная интервенция в СССР». Москва, Советская Энциклопедия, 1987.), мы прочитали: «В июне — июле 1918 года войска Восточного фронта вели оборонительные действия против мятежных чехословацких и белогвардейских войск… попытка перехода в августовское наступление Восточного фронта 1918 года не имела успеха…» Еще больше обескуражила нас справка в том, что Сызрань была взята Красной Армией не 8 июля, как телеграфировал Тухачевский, а лишь 3 октября!
Пораженные этими расхождениями, мы занялись серьезным изучением вопроса, и перед нами раскрылась картина, весьма далекая от той, которую рисуют нам мемуаристы, биографы, журналисты и, увы, военные историки…
Прежде всего отметим, что Симбирская, Сызрань-Самарская, Бугурусланская, Златоустовская, Челябинская и Петропавловская операции были разработаны не Тухачевским, а командованием Восточного фронта. Михаил Николаевич участвовал в них в качестве командующего сначала 1-й, а потом 5-й армиями. Эти операции, закончившиеся победами советских войск, создали и ему, как их участнику, репутацию талантливого полководца, принесли награды и благодарности Реввоенсовета Республики. И в отблесках славы от внимания окружающих ускользнул ряд настораживающих особенностей, характерных для действий молодого командарма.
Не утомляя читателей описанием боевых действий, следует сказать, что на Восточном фронте Тухачевский в большинстве случаев имел численное превосходство над противником. Но несмотря на это, он далеко не всегда справлялся с поставленными ему задачами своими силами и склонен был требовать себе подкреплений за счет соседних армий. Выявилось и неумение командарма организовать на должном уровне связь и управление войсками, в результате чего они часто попадали в критические ситуации, и командованию приходилось бросать им на выручку войска с других участков фронта.
Об этих особенностях полководческого почерка Михаила Николаевича вынужден был писать даже Тодорский в своей в целом панегирической биографии Тухачевского. Говоря о взятии Симбирска только с третьей попытки и о паническом отводе под нажимом колчаковцев осенью 1919 года 5-й армии за Тобол, он признавал, что эти неудачи были вызваны просчетами самого командарма, имевшего минимальный опыт вождения войск. Чрезмерно уповая на моральную силу своих частей, он нередко пренебрегал пополнением материальных запасов и подтягиванием тылов, бросал в бой сразу всю массу своих войск, не оставляя резервов. И тогда командованию фронта приходилось прилагать значительные усилия для восстановления положения. Однако во многих случаях действия командарма оправдывало то, что все же ряд городов — Самара, Кузнецк, Томск, Челябинск— был освобожден партизанами или восставшими рабочими до того, как к ним подходили войска Тухачевского.
Расчет же на разложение вражеского тыла не вел к катастрофе только в условиях гражданской войны, когда действия велись против режимов, не поддерживавшихся населением, когда не было сплошных устойчивых линий фронта. Воевать таким способом против мало-мальски подготовленной иностранной армии, имеющей мощную поддержку и значительные материальные и людские ресурсы, было очень рискованно. И убедиться в этом Тухачевскому довелось на собственном горьком опыте…
Поход на Вислу
29 апреля 1920 года после двухмесячного командования Кавказским фронтом Михаил Николаевич получил назначение на пост командующего Западным фронтом, сопровождаемое весьма лестной характеристикой главкома С. С. Каменева: «Ввиду важности польского фронта и ввиду серьезности предстоящих здесь операций Главнокомандование предполагает к моменту решительных операций переместить на Западный фронт т. Тухачевского, умело и решительно проведшего последние операции по разгрому армий генерала Деникина».
Против белополяков, начавших наступление на Советскую Россию 25 апреля 1920 года, действовали два фронта: Западный (командующий М. Н. Тухачевский, члены Военного Совета И. С. Уншлихт, А. П. Розенгольц, И. Т. Смилга) и Юго-Западный (командующий А. И. Егоров, члены Военного Совета И. В. Сталин, Р. И. Берзин, X. Г. Раковский).
Операцию Западного фронта Тухачевский начал 14 мая, имея примерно полуторное превосходство над поляками в численности войск и вооружении. Несмотря на это, польские войска обескуражили красного комфронта и его командармов рядом контрударов, а 31 мая перешли в контрнаступление. Тухачевский, как это неоднократно бывало на Восточном фронте, запросил подкреплений, и его просьбы были удовлетворены за счет успешно действовавшего в это время Юго-Западного фронта. Тем не менее, несмотря на усиление, войска Западного фронта к 8 июня были отброшены на исходные рубежи. «Причины неудачи майской операции, — говорится в ЭГВ, — недостаток сил и особенно резервов, отсутствие устойчивого управления войсками и слабая работа тыла…»
Тем временем Юго-Западный фронт, действуя против численно превосходящего противника, освободил Киев и нанес полякам тяжелое поражение, не перешедшее в разгром только потому, что польское командование смогло перебросить подкрепление с Западного фронта. «Особенностью Киевской операции, — пишет ЭГВ, — было то, что советские войска, уступая противнику в численности, сумели нанести ему поражение».
После провала майской операции Тухачевский получил подкрепление за счет других фронтов для нового наступления. И 4 июля 1920 года Западный фронт, имея значительный перевес в силах, начал июльскую операцию, в ходе которой белополяки были выбиты из Минска и Вильны, была освобождена значительная часть Белоруссии и созданы условия для вторжения в Польшу. Быстрое продвижение создало у Тухачевского и Военного Совета Западного фронта иллюзию полной деморализации противника, и они не уставали доносить Реввоенсовету Республики и Главкому С. С. Каменеву о том, что польская армия не способна к организованному сопротивлению и что Западный. фронт, наступая без паузы, без подтягивания резервов, один может взять Варшаву, как говорится, «на хапок». Это расходилось с первоначальным замыслом командования наносить удары на Варшаву по сходящимся направлениям силами Западного и Юго-Западного фронтов. Но 21 июля С. С. Каменев, убежденный Тухачевским и его соратниками, санкционировал нанесение удара по Варшаве силами одного Западного фронта. Поэтому, когда 22 июля Реввоенсовет Юго-Западного фронта предложил изменить направление своего наступления с брестского на львовское, Главком, с согласия Реввоенсовета Республики, отдал директиву начать операции обоих фронтов 23 июля в расходящихся направлениях…
С рубежа Пинска войска Западного фронта без паузы приступили к выполнению печально известной Варшавской операции. Ошибочно считая, что главные силы противника отходят севернее Буга, Тухачевский сосредоточил свои войска на этом направлении для разгрома их за Вислой. 10 августа 3-я, 4-я, 15-я и 16-я армии Западного фронта получили приказ о наступлении. К 14-му числу передовые соединения советских войск вышли на ближайшие подступы к польской столице и стали обходить ее с севера, делая поворот налево для последующего овладения Варшавой ударом с северо-запада. Но тут произошло так называемое «чудо на Висле»: польский главком Ю. Пилсудский пресек начавшуюся было в Варшаве панику и спешно организовал ополчение. В этот же день поляки нанесли удар встык 4-й и 15-й армий Западного фронта. Польская конница прорвалась в Цеханув, где находился штаб 4-й армии, и ее командование потеряло управление войсками и связь со штабом фронта. Части 15-й армии отошли на восток сначала на 15 километров, а затем стали в беспорядке отступать. 4-я армия и две дивизии 15-й, отрезанные от своих, были вынуждены интернироваться в Восточной Пруссии. К 19 августа Западный фронт рухнул, его остатки, не преследуемые противником, отошли на исходные рубежи…
«Наступление Западного фронта, — читаем в ЭГВ, — не было всесторонне обеспечено, как того требовала директива ЦК: тылы отстали, ж.-д. коммуникации не были полностью восстановлены, не хватало транспортных средств, в результате чего войска испытывали недостаток в продовольствии и боеприпасах и оказалось невозможным перебросить 60 тыс. человек пополнения, имевшегося в тылу Западного фронта. Командующий Западным фронтом неверно определил район сосредоточений основных сил противника, и оперативное построение войск Западного фронта оказалось неправильным, левое крыло фронта было слабым, резервы отсутствовали…»
Просчеты «задумчивого юноши» дорого обошлись Советской Республике: по Рижскому договору 1921 году Польше отошли Западная Украина и Западная Белоруссия — территория, равная половине территории современной Польши! РСФСР и Украина обязались возвратить Польше трофеи, взятые с 1 января 1772 года, и выплатить в течение года 30 миллионов золотых рублей. Но Тухачевский отнюдь не чувствовал за собой вины…
В 1923 году он опубликовал свою книгу «Поход на Вислу», в которой старался выдать за истинных виновников поражения под Варшавой… Главное командование РККА и Юго-Западный фронт! Первое в лице С. С. Каменева недостаточно внимательно, по его мнению, относилось к вопросам управления войсками и недостаточно заботилось о технических средствах связи и управления, а второй в лице А. И. Егорова и И. В. Сталина не помогал Западному фронту, а действовал в расходящихся с ним направлениях, нанося свой удар не на Брест, а на Львов…
В задачу этой статьи не входит подробный разбор весьма сложных и противоречивых взаимных претензий участников польской кампании. Скажем лишь, что эти споры, вовлекшие в свою орбиту многих военных высшего ранга — А. И. Егорова, Б. М. Шапошникова, Ю. Пилсудского и других, — завершились в 1932 году дискуссией в Военной академии имени М. В. Фрунзе. Итогом дискуссии было признание порочности плана наступления на Варшаву, разработанного Реввоенсоветом Западного фронта и утвержденного Главным командованием и возложение части вины за провал операции на Тухачевского. Ревизия этого вывода началась в 60-х годах в публикациях писателей, журналистов и отставных военных. Главный вывод этих публикаций сводится к тому, что план Тухачевского был гениален, но ему помешали осуществить его с привычным для командующего блеском козни руководителей Юго-Западного фронта.
Из всех высказанных мнений наиболее весомым представляется мнение маршала И. С. Конева, который в 1965 году говорил, что он «подробнейшим образом изучил эту кампанию, и, каковы бы ни были ошибки Егорова, Сталина на Юго-Западном фронте, целиком сваливать на них вину за неудачу под Варшавой Тухачевскому не было оснований. Само его движение с оголенными флангами, с растянувшимися коммуникациями и все его поведение в этот период не производят солидного положительного впечатления».
О том, что имел в виду Иван Степанович, говоря о поведении Тухачевского в Варшавской операции, дает представление публикация воспоминаний бывшего генерала Г. Иссерсона (Дружба народов, № 5, 1988). При всем преклонении перед Тухачевским Иссерсон, верный исторической правде, не скрывает серьезных промахов в поведении своего кумира в критические часы Варшавской операции. «Тухачевский по своей молодости и недостаточной еще опытности в ведении крупных стратегических операций в тяжелые дни поражения его армии на Висле не смог оказаться на должной высоте. В то время когда на Висле разыгрывалась тяжелая драма и когда обессиленные войска Западного фронта без патронов и снарядов, без снабжения и без управления сверху дрались за свое существование, Тухачевский со своим штабом находился глубоко в тылу. Все его управление ходом операции держалось на телеграфных проводах, и, когда проводная связь была прервана, командующий остался без войск, так как не мог больше передать им ни одного приказа. А войска фронта остались без командующего и без управления. Весь финал операции разыгрался поэтому без его участия».
Разгром предводительствуемых армий — тяжелейшее испытание, которое только может выпасть на долю полководца. Оказываясь в этом страшнейшем из положений, одни военачальники отстреливаются до последнего патрона, другие бросаются во главе оставшихся войск в последнюю атаку, третьи кончают собой. А как повел себя в этой ситуации Тухачевский?
«Он заперся в своем штабном вагоне, — вспоминает Иссерсон, — и весь день никому не показывался на глаза. Только сам он мог бы рассказать, что тогда передумал». Конечно, сейчас невозможно установить, какие мысли терзали Михаила Николаевича, но, похоже, свои тогдашние упреки он меньше всего адресовал самому себе. Во всяком случае, через десять лет в кругу своих коллег он говорил, что главным итогом его тяжелых раздумий после провала Варшавской операции было твердое убеждение: он, Тухачевский, потерпел поражение не столько от белополяков, сколько от интриг Главного командования и руководства Юго-Западного фронта…
«Исключительно доблестно и умело руководил операцией»
Убедившись, что действия против иноземцев как-то не задаются Тухачевскому, Реввоенсовет решил направить его снова на борьбу с соотечественниками: март 1921 года застает его во главе 7-й армии, получившей приказ подавить Кронштадтский мятеж.
Одинокие размышления в штабном вагоне после провала Варшавской операции, похоже, ничему не научили Тухачевского: как недавно Варшаву, так и теперь Кронштадт он решил взять с ходу, как всегда уповая на то, что противник серьезного сопротивления не окажет. 8 марта — в день, назначенный им для штурма, — он самоуверенно говорил газетному репортеру: «Все сообщения из Кронштадта подтверждают, что там полное разложение… Кронштадт испытывает голод… Наши боевые силы вполне закончили организационную работу и в великолепнейшем настроении стали на свои места… Разгром мятежников — дело ближайших дней».
Как это уже бывало в операциях Тухачевского, отрезвление наступило скоро и стремительно. «Первое наступление на Кронштадт, предпринятое 8 марта, — сообщается в ЭГВ, — из-за слабой подготовки и недостатка сил (около 3 тыс. чел.) окончилось неудачей…» Да и как иначе могли окончиться действия 3 тысяч человек, которым была поставлена задача штурмовать первоклассную крепость, где в распоряжении 27 тысяч мятежников находилось 2 линкора с мощной артиллерией, 140 береговых орудий и свыше 100 пулеметов!
Пришлось командарму взяться за дело более серьезно. Численность 7-й армии была доведена до 45 тысяч человек, в Петроград для цементирования ненадежных красных частей прибыло около 300 делегатов X съезда партии, проходившего в это время в Москве. Из опыта Варшавской операции Тухачевский сделал вывод: надо быть поближе к наступающим войскам. Поэтому он решил разместить свой штаб в Ораниенбауме, чтобы не только наблюдать за наступающими колоннами, но и управлять их действиями с помощью телефона и медной подзорной трубы, подаренной ему некогда астрономом-революционером П. К. Штернбергом. «Михаил Николаевич с ней не расставался, — вспоминал Никулин. — Была она у него до последних дней жизни. И под Кронштадтом он в нее все смотрел из Ораниенбаума на крепость…» Увы, ему ничего и не оставалось делать, кроме как смотреть на Кронштадт в подзорную трубу; по свидетельству Путны, командовавшего колоннами, наступавшими на южную часть города, телефонные провода, протянутые по льду залива, были перебиты при первых же выстрелах, а разработанная заранее система сигнализации с помощью разноцветных ракет не сработала из-за отсутствия таковых в наличии. Связи с командармом не было в течение всей операции.
«В ночь на 17 марта советские войска перешли по льду в наступление на Кронштадт и утром ворвались в город. После ожесточенных боев к утру 18 марта мятежники были разгромлены, потеряв убитыми свыше 1 тыс. чел., ранеными свыше 2 тыс. и захваченными в плен с оружием в руках 2,5 тыс. Около 8 тыс. бежало в Финляндию. Советские войска потеряли 527 убитыми и 3285 ранеными».
Эти данные имеются, в частности, в ЭГВ, вышедшей в свет в 1987 году. И тогда же в «Новом мире» появился «Капитан Дикштейн» М. Кураева.
«Военные историки будущих времен, — пишет М. Кураев, — немало удивятся, узнав, что потери среди атаковавших первоклассную морскую крепость с открытых всем ветрам ледяных полей, где и укрыться-то можно только за трупом павшего прежде тебя товарища, потери очень скромные-527 человек, в то время как защитников крепости в ходе штурма погибло вдвое больше; чувство удовлетворения вызывает и утверждение, что ранены среди атаковавших были лишь один человек из десяти. С точки зрения милосердия и человеколюбия эти сведения весьма утешительны, но тут же возникают совершенно ненужные вопросы. Значит, не потеряла бригада Тюленева за первый час боя ровно половину своего состава? А ведь бригада — это три полка минимум. Значит, и бригада Рейтера, первой ворвавшаяся на Петроградскую пристань Кронштадта, за двадцать минут боя не поредела на треть? Значит, и у Итальянского пруда не полег 3-й батальон Невельского полка? И бригадная школа, брошенная на прикрытие отхода обескровленных и разбитых невельцев, не погибла целиком? И не докладывал комдив истекающей кровью Сводной дивизии, уцепившейся за восточный край острова, что нет больше человеческих сил держаться и возможен отход во избежание полного истребления? И зачем только питерцы помнят, как 8 марта 3 тысячи беззаветных красных курсантов были брошены юным командармом-7 на штурм 30-тысячного гарнизона крепости, как по дороге к твердыне брали курсанты штыком и гранатой оледенелые неприступные форты, как вошли-таки, ворвались в город и в городе дрались, да там и полегли, не помышляя о славе…»
Л. Никулин пишет, что в 1926 году, разбирая эту печальную операцию, Михаил Николаевич, «по своему обыкновению, не выделял собственных заслуг. Между тем изучение действий командования 7-й армии убеждает в том, что операция была задумана и выполнена блестяще». Естественно. Как всегда!
«Близкие Тухачевского, — пишет Л. Никулин, — слышали от него самого рассказ о том, как сердечно принял его Владимир Ильич, который был очень доволен действиями командарма 7-й армии и сразу же, во время разговора, предложил ему покончить с кулацким восстанием банд Антонова в Тамбовской губернии».
…Прибыв на Тамбовщину, Михаил Николаевич нашел совершенно дилетантскими действия местных властей, рассматривавших события в губернии как мятеж. Нет, считал Тухачевский. «В районах прочно вкоренившегося восстания приходится вести не бои и операции, а, пожалуй, целую войну, которая должна закончиться полной оккупацией восставшего района (подумать только: оккупацией части собственной родины! — Г. С. и Д. 3.)… Словом, борьбу приходится вести в основном не с бандами, а со всем местным населением». А раз война, раз оккупация, то действовать нужно с «жестокой настойчивостью». О масштабах этой «настойчивости» дает представление кровавый приказ № 171, подписанный 11 июня 1921 года Тухачевским и Антоновым-Овсеенко.
Расстрел на месте угрожал людям, спрятавшим оружие или отказавшимся назвать свое имя. В деревнях, где подозревалось наличие спрятанного оружия, приказывалось брать заложников и расстреливать их, если оружие не сдают. За укрывательство бандитов, их родственников или имущества крестьянская семья выселялась, имущество конфисковывалось, а старший работник в семье расстреливался на месте без суда! В случае бегства семьи бандита имущество раздавалось соседям, а дом сжигался. И все эти драконовские меры преподносились как меры «наиболее безболезненной, бескровной и скорой ликвидации эсеробандитизма».
Биографы Тухачевского, желая особенно подчеркнуть блеск его действий против крестьянских повстанцев, не останавливаются перед тем, чтобы преувеличить их силы. Так, В. М. Иванов называет численность мятежников — 50 тысяч человек, указывая, что на вооружении бандитских формирований кроме личного оружия были пулеметы и даже артиллерийские орудия. Но вот официальные данные: «В октябре 1920 года в мятеже участвовало 15–20 тыс. чел. (из них 2,5–3 тыс. имели оружие), в январе 1921 — 50 тыс. чел.». Если среди этих 50 тысяч мятежников пропорция вооруженных сохранялась, то Тухачевскому противостояло не более 6,5–7,5 тысячи вооруженных повстанцев, сведенных в две армии— 1-ю и 2-ю.
Какие же силы противопоставляла повстанцам Красная Армия? 32,5 тысячи штыков, 8 тысяч сабель, 463 пулемета и 63 орудия. Однако новому командующем войсками Тамбовской губернии этого показалось недостаточно: он потребовал броневиков, бронепоездов и авиации, а также привлечения к операции войск ВЧК, ВОХР и ЧОН. И что же? При таком огромном превосходстве в силах Тухачевский снова не смог решить поставленной ему военной задачи: 1-я армия мятежников 14 июня 1921 года ушла на Дон, и ее потом пришлось ликвидировать войскам Воронежской губернии.
В первой половине июля 1921 года В. И. Ленин, помнивший, что 27 апреля 1921 года Политбюро ЦК РКП(б) дало Тухачевскому месяц на ликвидацию мятежа, запросил РВС Республики: «Как дела у Тухачевского? Все еще не поймал Антонова?» На этот запрос Михаил Николаевич поспешил 16 июля представить докладную записку, в которой горделиво сообщал, что в результате проведенной им операции кулацкий мятеж ликвидирован и Советская власть восстановлена повсеместно. Заявление, далеко не полностью соответствовавшее истине: Антонов с 1200 повстанцами действовал в Тамбовской губернии до 1922 года.
Последний раз редактировалось stalkerb 21 май 2020 12:44, всего редактировалось 1 раз.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

2
Скрытый текст:

«Причислен к лицам с высшим военным образованием»
22 мая 1920 года, в разгар проваленной им операции Западного фронта, приказом Реввоенсовета Республики № 868 Михаил Николаевич был «причислен к лицам с высшим общим военным образованием». За всю гражданскую войну такое «причисление» было произведено всего для десяти советских военачальников, из которых семеро были офицерами старой армии в чине от капитана до полковника. Остальные трое — М. В. Фрунзе, И. П. Уборевич и М. Н. Тухачевский. Профессиональный революционер М. В. Фрунзе хорошо разбирался в военных вопросах, но в непосредственной разработке операций — следует вспомнить — ему помогал бывший генерал-майор старой армии Ф. Ф. Новицкий. Уборевич и Тухачевский из всех десяти «причисленных» были по чину самыми младшими — подпоручиками!
А уже через год с небольшим после «причисления» бывший подпоручик, никогда не учившийся в высшем военном учебном заведении, становится начальником Военной академии РККА.
По воспоминаниям Н. Корицкого и В. Ладухина, первая лекция Тухачевского вызвала у старых профессоров, видных военачальников и крупных военных специалистов шок. «Наши русские генералы, — говорил с кафедры молодой начальник, только что проигравший одно из важнейших сражений того периода, — не сумели понять гражданскую войну, не сумели овладеть ее формами… Лишь на базе марксизма можно обосновать теорию гражданской войны, то есть создать классовую стратегию… Пока что опыт гражданской войны в академии не анализируется и зачастую даже сознательно игнорируется старыми генералами».
Эти поношения, которые Тухачевский спешит обрушить на высшие авторитеты вскормившей его самого русской армии, поневоле заставляют вспомнить то нелицеприятное мнение, которое сложилось о нем у лично знавших его людей. Особенно любопытен отзыв о нем немецкого генерал-майора К. Шпальке, многажды встречавшегося с ним в 1921–1931 годах. Отмечая необычайную переменчивость характера Михаила Николаевича, Шпальке писал, что сама стремительность его карьеры заставляет предполагать в Тухачевском «чрезвычайную способность подстраиваться, позволившую ему обойти стороной неисчислимые рифы в водовороте революции» (Гутен таг, № 10, 1988.).
Пробыв на посту начальника академии полгода, после нескольких перемещений по службе, 13 ноября 1925 года Тухачевский назначается начальником Штаба РККА, 5 мая 1928 года становится командующим войсками Ленинградского военного округа, а 19 июня 1931 года — заместителем председателя Реввоенсовета Республики и начальником вооружений РККА, занимая этот пост до 1936 года. Пребывание на этих ответственных должностях положило начало еще одному мифу — мифу о Тухачевском как о проницательном и дальновидном теоретике в области вооружения…
Мемуаристы в один голос утверждают, что Тухачевский пристально следил за развитием военной техники на Западе, что его не раз заставали поздним вечером в кабинете за чтением немецких, английских, американских журналов. Казалось бы, чего лучше. Но не требуется особой проницательности, чтобы понять: ни одна страна не допустит публикации в открытой печати каких-либо сведений о разработках, которые ее специалисты считают действительно важными для обороны страны. Зато в журналах тех лет много писали об универсальных пушках, способных поражать любые цели, о радиоуправляемых катерах, о взрывах на расстоянии и т. д. и т. п.
Из всего этого потока Тухачевский выбирал то, что согласовывалось с разрабатываемой им классовой стратегией. Так, по его инициативе разрабатывались и насаждались безоткатные пушки, легкие быстроходные танки для глубоких прорывов во вражеские тылы, средства высадки массовых воздушных десантов, радиофугасы, тяжелые бомбардировщики для сокрушения вражеского военно-экономического потенциала, транспортировка истребителей на крыльях тяжелых тихоходных бомбардировщиков, радиоуправляемые торпедные катера и так далее.
Но лишь в 1938–1941 годах были в экстренном порядке созданы пистолеты-пулеметы ППШ, серия ставших впоследствии классическими минометов, танки Т-34 и КВ, истребители Як и Ла, штурмовщик Ил-2, пикирующий бомбардировщик Пе-2, 76-мм дивизионная пушка ЗИС-3 и 57-мм противотанковая пушка ЗИС-2, знаменитая, до сих пор не знающая себе равных 122-мм дивизионная гаубица М-30, 152-мм гаубица-пушка МЛ-20 и десятки других непревзойденных образцов боевой техники.
Появление новых образцов вооружения встревожило Гитлера, но он успокаивал себя тем, что советская оборонная промышленность уже не успеет наладить массовый выпуск нового оружия. Эти упования, как известно, не оправдались. С 1943 года Советская Армия имела превосходство во всех видах вооружений.
Феномен Тухачевского
В 1927 году вышел в свет трехтомный труд известного советского военачальника Б. М. Шапошникова «Мозг армии», в котором анализировались принципы работы Генерального штаба. «Современное военное дело, — писал Борис Михайлович, — настолько усложнилось, настолько быстро шагает вперед, что необходимость идти нога в ногу с ним вынуждает к усиленной работе. Сутки современного начальника Генерального штаба не имеют излишествующих часов, а, наоборот, в них чувствуется недостаток, ибо нагрузка велика».
Эти строки писались как раз в то время, когда во главе Штаба РККА стоял Тухачевский. Как же нес он бремя столь тяжкой должности?
Воспоминания людей, сталкивавшихся тогда с Тухачевским по службе, как будто подтверждают его соответствие описанному выше представлению о начальнике Генерального штаба. «С утра обычно Тухачевский ездил на всевозможные совещания, читал лекции, бывал в редакциях и издательствах, — вспоминал сослуживец Тухачевского В. Н. Ладухин. — Днем приезжал в штаб и зачастую тут же запирался в кабинете, вызвав ближайших сотрудников. Потом час или два — общий прием. Вечера и ночи — опять штабная работа или доклад наркому. День был расписан до минуты». Ладухину вторил И. А. Телятников: «Дня не хватало. Он трудился по ночам…»
Но близкие и родные начальника Генштаба, движимые самыми лучшими чувствами, невольно рисовали в своих мемуарах совсем иную жизнь. Из этих воспоминаний видно, что Тухачевский вел рассеянную жизнь человека, державшего открытый дом, куда сходились художники и музыканты, где устраивались концерты, где засиживались за полночь за ужином, за чаем, светскими беседами об искусстве. Сверхзанятый, казалось бы, начальник Генштаба находил время, чтобы часами просиживать за изготовлением скрипок, показывать гостям свои коллекции, экспериментировать с облучением дерева ультрафиолетовыми лучами, с разработкой морилок и лаков. Он даже собственноручно написал «Справку о грунтах и лаках для скрипок». Это говорится, само собой, не в укор, а ради объективности.
Личный врач Тухачевского Л. И. Кагаловский в своих воспоминаниях сообщает, что он часами занимался гимнастикой в небольшом зале, пристроенном к его служебному кабинету по совету врача, и подолгу возился с прижившимся в кабинете мышонком. «Михаил Николаевич приучил мышонка в определенное время взбираться на стол, — с восторгом писал Кагаловский, — и получать свой ежедневный рацион. Тухачевский при случае любил даже похвастаться своими успехами в дрессировке…»
В чем же заключается феномен Тухачевского? Чем объясняется его поразительная «непотопляемость»? Почему он неуклонно повышался по служебной лестнице, несмотря на отсутствие серьезного военного образования и командного опыта, несмотря на вопиющие промахи и провалы, так дорого обошедшиеся Советской Республике?
Первое, что приходит в голову, — это выдающееся дарование. Но, как видим, дарование это не было лишено серьезных изъянов. Может быть, личное обаяние? И это объяснение не проходит. Похоже, что дело совсем в другом: в мощной поддержке, оказываемой молодому офицеру сверху. И надо прямо сказать, сподвижники Тухачевского, да и он сам приложили немало усилий, чтобы создать у окружающих впечатление, будто эту поддержку оказывал Михаилу Николаевичу В. И. Ленин.
Так, в сборнике «Маршал Тухачевский» Н. Н. Кулябко, рекомендовавший Михаила Николаевича в РКП(б), писал:
«Когда на Волге вспыхнул мятеж белочехов, я имел случай доложить о Тухачевском В. И. Ленину. Владимир Ильич очень заинтересовался им и попросил привести «поручика-коммуниста». Присутствовать при состоявшейся вскоре беседе Владимира Ильича с Тухачевским мне не пришлось. Но со слов самого Михаила Николаевича кое-что знаю о ней… Тухачевский стал подробно излагать свои мысли о том, как соединить разрозненные красногвардейские отряды в настоящую регулярную армию. Видимо, эти мысли понравились Владимиру Ильичу, и очень скоро вчерашний поручик получил назначение на пост командующего 1-й Революционной армией Восточного фронта».
Наивная легенда! Подпоручик, просвещающий в вопросах создания регулярной армии Председателя Совнаркома, к услугам которого с февраля 1918 года находился Высший Военный Совет, состоявший из генералов и полковников Генштаба!
Вызывает настороженность и другое: о встрече Ленина с Тухачевским, закончившейся столь важным назначением, не сохранилось никаких записей в канцелярии Совнаркома. Нет о ней упоминания и в капитальной ленинской «Биографический хронике».
И все же поддержка сверху у Тухачевского была. Лишь недавно выплыли сведения, что еще в германском плену молодого подпоручика приметил зоркий глаз Г. Е. Зиновьева, находившегося тогда в «лагере для гражданских пленных в Кюстрине». В Москве участие в судьбе такого талантливого молодого человека принял Н. Н. Кулябко — большевик, член ВЦИК, впоследствии директор Московской филармонии. Потом продвижению Михаила Николаевича способствовал секретарь Президиума ВЦИК А. С. Енукидзе. Потом его выдвигали на руководящие посты главком С. С. Каменев и заместитель Троцкого в Реввоенсовете Э. М. Склянский.
Поняв, что возвышение Тухачевского производилось не по военным дарованиям, а по другим мотивам — скажем так, приятельства, — перестаешь удивляться загадочным перипетиям его судьбы. Становится ясным и его прыжок из царских подпоручиков в революционные генералы, и неукоснительное повышение по службе вне зависимости от промахов и провалов, и «причисление к лицам с высшим военным образованием», и назначение начальником Военной академии РККА, в которой он стал учить других, никогда не учась сам…
Таков был человек, который, по словам А. И. Тодорского, «в грядущей войне с германским империализмом должен был командовать армиями решающего направления».
* * *
Мысль Тодорского о том, что Красная Армия была «обезглавлена» накануне войны, получила ныне широкое распространение. Вот и политический обозреватель «Известий» А. Бовин недавно, повторяя это расхожее мнение, пишет: «Именно Сталин в середине 30-х годов обезглавил, деморализовал Красную Армию… Общая цифра довоенных потерь офицерского состава РККА мне не известна. Генерал армии А. А. Епишев упоминал о десятках тысяч…»
Решительно не оправдывая сталинских методов решения кадровых вопросов, попробуем, однако, сравнить репрессированных высших военачальников с прославленными полководцами Великой Отечественной войны. Бросается в глаза то, что речь не шла о смене поколений: и те и другие принадлежали практически к одному возрастному контингенту — годы рождения 1887–1898. В гражданскую войну и те и другие вступили в большинстве в невысоких чинах: унтер-офицеры, прапорщики, поручики. Но дальше их карьеры стремительно расходятся. За четыре года гражданской войны прапорщик Г. Д. Гай и В. М. Примаков, раньше вообще не служивший в армии, стали комкорами, подпоручик Уборевич — Главнокомандующим Народно-революционной армией Дальневосточной республики, подпоручик Тухачевский — командующим фронтом. А их сверстники до каких чинов дослужились? А. И. Еременко — помкомполка, И. С. Конев — комиссар штаба Народно-революционной армии Дальневосточной республики, Р. Я. Малиновский — начальник пулеметной команды, К. А. Мерецков — помощник начальника штаба дивизии, К. К. Рокоссовский — комполка, Л. А. Говоров — начальник артдивизиона. Достигнув без настоящей военной выучки высших командных постов, свежеиспеченные комкоры и командармы решили, что эти посты гарантированы им навсегда, стали пренебрегать черновой работой и получением высшего военного образования. Достаточно сказать, что из пяти военачальников, которым в 1935 году было присвоено звание Маршалов Советского Союза, ни К. Е. Ворошилов, ни А. И. Егоров, ни В. К. Блюхер не изыскали возможностей для учебы. Не смог выкроить времени для академии и самый младший из маршалов по возрасту — М. Н. Тухачевский…
В предвоенные годы иностранные наблюдатели были введены в заблуждение, увидев, что на высших постах Красной Армии элегантных остроумцев с хорошими манерами заменяют их «неотесанные пролетарские коллеги». 5 мая 1941 года, всего за полтора месяца до нападения на Советский Союз, немецкий военный атташе в Москве полковник Кребс доносил: «Русский офицерский корпус исключительно плох (производит жалкое впечатление), гораздо хуже, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, чтобы офицерский корпус достиг прежнего уровня» (Гольден Ф. Военные дневники, т. 2, М., Воениздат, 1969, с. 504.). Но этому будто бы «исключительно плохому» офицерскому корпусу понадобилось всего четыре года, чтобы в немыслимо неблагоприятных условиях принять на себя удары, под которыми хрустнули все европейские державы, оправиться и сокрушить фашистскую военную машину вместе с ее хваленым генеральным штабом.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Смирнов Герман, Милин Сергей ЗОЛОТО КОЛЧАКА НЕ ПЕРЕСТАЕТ НАПОМИНАТЬ О СЕБЕ

Скрытый текст:


Сведения о нем всплывают то в Чехословакии, то в Японии, то в Сибири.

В начале 1918 года в связи с угрозой германского нашествия советское правительство распорядилось сосредоточить ценности с угрожаемых территорий в кладовых Казанского банка. И в мае 1918 года так называемый золотой запас РСФСР — платина, золото, серебро и ценные бумаги из банков Москвы, Петрограда, Самары и Тамбова — уже находился в Казани. Увы, спасая золото от немцев, большевики, можно сказать, своими руками передали его другому противнику — чехословакам… Чехословацкий корпус из военнопленных и эмигрантов был сформирован в России осенью 1917 года для борьбы с немцами и австро-венграми. Но 28 января 1918 года в связи с советско-германскимн переговорами в Брест-Литовске корпус был объявлен автономной частью французской армии, которую советское правительство согласилось перебросить в Западную Европу через Сибирь и Дальний Восток. К середине мая эшелоны с чехословацкими войсками численностью около 45 тысяч человек растянулись на пространстве в 7 тысяч километров от Пензы до Владивостока. Но 20 мая Троцкий приказал разоружить корпус, и легионеры восстали. За два с небольшим месяца они захватили более десятка сибирских городов, а 7 августа взяли Казань… Золотой запас РСФСР попал в руки чехословаков. Они вывезли его сначала в Самару, потом в Уфу, а в октябре 1918 года — в Омск, где находился тогда Совет Министров Уфимской директории. В ноябре 1918 года находившийся в Омске адмирал А. В. Колчак произвел переворот и установил в Сибири, на Урале и на Дальнем Востоке военную диктатуру, возложив на себя титул «Верховного правителя Российского Государства» и звание Главковерха. В этом качестве он потребовал, чтобы чехосповаки передали ему золотой запас. При получении его в мае 1919 года Колчак, убедившись, что никакой учетной документации нет и точная стоимость вывезенных из Казани ценностей неизвестна, приказал произвести проверку, которая показала: общая стоимость ценностей составляет 651 532 117 рублей 86 копеек. И с этого момента Колчак, сам того не подозревая, стал заложником «золотого эшелона», вокруг которого вились алчные сподвижники самого адмирала, чехословацкие офицеры, представители союзников при чехословацком корпусе, японцы и тайная агентура Сибирского бюро ЦК РКП(6). Когда в ноябре 1919 года к Омску стали приближаться части Красной Армии и в городе началась паника, первыми покинули город пять литерных поездов в сопровождении конвоя и двух бронепоездов. Покидая свою столицу, Колчак увозил с собой и золотой запас РСФСР… Продвижение этих поездов на восток было остановлено в декабре в Нижнеудинске солдатами восставшего гарнизона. Здесь Колчак был вынужден распустить личный конвой; здесь по требованию своих министров сложил с себя полномочия Верховного правителя; здесь был вынужден довериться чехословакам, согласившимся охранять его вагон при дальнейшем следовании на восток. Он и не догадывался, что его судьба уже предопределена сговором чехословацкого руководства с так называемым эсеро-меньшевистским «Политцентром», захватившим власть в Иркутске 27 декабря 1919 года. Только при условии выдачи Колчака и золотого запаса «Политцентр» готов был пропустить чехословацкие эшелоны во Владивосток… Вечером 15 января 1920 года уполномоченные «Политцентра» приняли от чехословацкого командования арестованного Колчака, которого тут же препроводили в губернскую тюрьму, а эшелон под литерой «Д» с золотым запасом по указанию Иркутского губкома РКП(6) был отведен в тупик и опутан колючей проволокой. После этого железнодорожники разобрали стрелку, ведущую в тупик, и извлекли подшипники из колесных букс. До ухода иностранных войск из Иркутска эшелон находился под двойной охраной — русской и чехословацкой. «Политцентр» не смог организовать вооруженное сопротивление наступающим на Иркутск белогвардейским частям Каппеля, и 21 января передал власть в городе большевистскому Военно-революционному комитету. Ему-то чехословацкое командование и передало 18 вагонов с золотым запасом. 7 февраля 1920 года по постановлению ВРК был расстрелян адмирал А. В. Колчак; 2 сентября 1920 года последний транспорт с чехословацкими частями покинул Владивосток; а 3 мая 1920 года 5143 ящика и 1678 мешков с золотом и другими ценностями номинальной стоимостью 409 625 870 рублей 86 копеек вернулись в кладовые Казанского банка. Разница в 242 миллиона рублей — это сумма, истраченная правительством Колчака на закупку оружия и военного снаряжения в США, Японии, Англии и Франции. Достаточно близкое совпадение этих сумм как будто устраняет реальную основу под всякого рода слухами о появляющемся то там, то сям «золоте Колчака». Но многие факты заставляют задуматься. По данным «Комсомольской правды», ведшей в 1991–1992 годах расследование судьбы колчаковского золота, осенью 1920 года в хранилища чехословацкого госбанка поступили огромные количества золота, серебра и драгоценных камней, доставленных легионерами из России. Правда, председатель чехословацкого госбанка И. Тошовский в 1991 году с негодованием отверг самую мысль о том, что базой золотого обеспечения чехословацкой кроны стало награбленное русское золото. По его словам, золотой запас Чехословакии действительно возрос между 1920 и 1921 годом втрое — с 6 тонн до 18 (!), «но это было связано с продажей сахара, других товаров и созданием валютных резервов молодого чехословацкого государства». А откуда взялись колоссальные ценности, составившие основной денежный фонд крупнейшего и богатейшего «Легио-банка», учрежденного чехословацкими легионерами после возвращения из России в 1924 году? Продажей сахара тут не обойдешься, проще предположить, что чехословацкие офицеры и солдаты, в течение многих месяцев охранявшие золотой эшелон, запустили-таки руки в чужой карман. Указаний на это сохранилось немало. Отечественный историк А. Гака, например, установил, что 12 января 1920 года работники российского госбанка, сопровождавшие золотой эшелон, обнаружили, что на одном из вагонов сорвана пломба. При проверке выяснилось: пропало 13 ящиков с золотом на сумму 780 тысяч рублей. Начальник чехословацкой охраны капитан Эмр отказался подписать акт о краже. Больше того, он запретил работникам госбанка проверять вагоны с золотом без разрешения чехословацкой охраны. Эмр и его солдаты, сдав в Иркутске золотой эшелон русскому караулу, отбыли во Владивосток без всякого досмотра. О возможных масштабах хищения золота чехословаками свидетельствует факт, обнаруженный дальневосточным историком А. Буяковым. В архивах он нашел рапорт чехословацкого капитана о том, что на перегоне от станции Первая Речка до Владивостокского коммерческого порта у него пропал один из шести вагонов с золотом! Это означает, что чехословаки, выпущенные из России советским правительством, увозили с собой золото и ценности вагонами! И в этом нет ничего удивительного: ценности Казанского банка несколько месяцев находились в полном бесконтрольном распоряжении чехословацкого легиона, имевшего к тому же тайную инструкцию министра иностранных дел Чехословакии Бенеша, которая предписывала им любыми средствами доставить как можно больше ценностей в Прагу. Учет ценностей, как мы знаем, был проведен Колчаком только в мае 1919 года, и установить, сколько было расхищено до учета, не представляется возможным. К услугам чехословацкого воинства, кроме золотого эшелона, было множество поволжских и сибирских городов со своими банками, церквями и богатыми частными домами, совершенно беззащитными перед вооруженными легионерами. Разграблением городов не гнушались и колчаковские генералы. Так, атаман Семенов, взявший власть после отречения Колчака, безраздельно распоряжался оставшимися в его распоряжении финансами и имуществом. При помощи генерала Подтягина он переправил в Японию 33 ящика с золотом и разместил полученные за них 2,5 миллиона золотых рублей в Чосен-банке. Но когда после окончательного разгрома белого движения генералы попытались получить эти деньги, японские банкиры и дипломаты добились того, чтобы не вернуть их вкладчикам и навсегда оставить в Японии. Есть сведения, что так же нагло поступила японская военная администрация на Дальнем Востоке: приняв от генерала Петрова 22 ящика с золотом на сохранение, она отказалась их вернуть. Откуда взялось золото атамана Семенова? Одни утверждали, что он попросту присвоил себе ценности Читинского банка. Другие подозревали атамана в еще более предосудительных способах обогащения. По исследованиям историка А. Гака, Колчак для закупки военного снаряжения отправил из Омска во Владивосток шесть партий золота. Последний раз это было 18 октября 1919 года -172 ящика со слитками и 550 ящиков с золотыми монетами на общую сумму 43,5 миллиона золотых рублей. До Владивостока этот груз не дошел. Подозревают, что на пути из Читы в Хабаровск его перехватил Семенов и после отречения Колчака стал распоряжаться им по своему усмотрению. Часть этого золота пошла на оплату вооружения, часть отобрали китайцы, а с остальным Семенов бежал за границу. Но и ему оно не пошло впрок: есть сведения, что японцы, которым он сдал золото на хранение, не вернули его ему. Особый путь расхищения золотого запаса — финансовые операции колчаковского правительства по закупке военного снаряжения. Колчаковский министр финансов П. Бурышкин, предчувствуя скорое падение Верховного правителя, все валютные средства, полученные от продажи части золотого запаса, загодя перевел на свои счета в банках Нью-Йорка, Токио, Харбина, Иокогамы. То же поспешили сделать и другие чиновники и военачальники. Многие предусмотрительно пооткрывали счета на своих жен и детей. Смутой и безвластием пользовались не только чиновники, генералы и военные меньших рангов. Приложили руку к расхищению ценностей и удачливые обыватели. Так, когда красные уже ушли из Казани, а белые еще не вошли, в городе настало безвластие. Охрана банка разбежалась, исчез и управляющий. Воспользовавшись безвластием, местные жители начали грабить банк. Времени у них было немного, винтовая лестница, ведущая в хранилище, была очень узкой. Тем не менее удалось похитить немало золота, которое распихивали по карманам, картузам, сапогам. Зарытое по огородам и подвалам, это золото долгие годы питало слухи о кладах Колчака. Об одном из таких слухов, подвергнутых тщательной чекистской проверке, рассказывается в предлагаемой вниманию читателей статье Сергея Милина.

Сергей Милин

Искали эстонцы, искали чекисты

При жизни судьба не сводила двух этих столь разных людей — Верховного правителя России адмирала Александра Васильевича Колчака и эстонского крестьянина Карла Пуррока. А вот после смерти их имена в истории оказались рядом. Объединил же адмирала и фельдфебеля самый большой российский клад пропавший золотой запас империи, который получил название «золото Колчака».

…В 1910 году семнадцатилетний Карл Пуррок вместе с родителями переселился из Эстландской губернии на Алтай. Там в начале 1919 года его мобилизовали в колчаковскую армию, где присвоили звание фельдфебеля и назначили старшим писарем 21-го запасного пехотного полка. Летом того же года красные нанесли поражение колчаковским войскам и захватили Урал, а осенью начали с боями освобождать Сибирь. Один за другим пали Омск, Новосибирск, Новониколаевск (нынешний Новокузнецк), Барнаул. В конце октября, когда 21-й полк Пуррока находился в районе станции Тайга, над ним нависла угроза окружения. Положение мог спасти только быстрый отход. Но мешал едва тащившийся обоз — более сотни подвод с боеприпасами, провиантом, амуницией, седлами и прочим войсковым имуществом. И тогда командовавший арьергардом полковник Жвачин решил закопать все ненужное имущество, в том числе артиллерийские снаряды, поскольку в полку не осталось ни одной пушки. Он отделил часть обоза и лично отвел его верст на пять в сторону от тракта, где на лесной поляне уже были вырыты четыре большие ямы. Под его наблюдением ездовые сложили в них поклажу с подвод. В самую крайнюю яму опустили ящики со снарядами, присыпали землей, а сверху положили убитую лошадь. Если кто-то начнет копать, то наверняка бросит, наткнувшись на нее. После этого полковник приказал обозникам догонять часть, а сам с ординарцем ускакал вперед. О том, что произошло дальше, Пуррок позднее рассказывал по-разному. По одной версии буквально через несколько часов на них наткнулись красные, завязался бой, сперва убили одного солдата, потом другого, а на следующий день всех остальных окружили и взяли в плен. Пуррок назвался крестьянином, которого колчаковцы якобы насильно мобилизовали вместе с лошадью, и вскоре был отпущен домой. Вторая версия звучит иначе. Полковник будто бы взял Пуррока с собой, чтобы тот записал приметы поляны с закопанным войсковым имуществом, и в конце процедуры захоронения взял у него листок с описанием. Когда же писарь вместе с обозниками догонял ушедший вперед полк, их окружили атаманские казаки из конвойной сотни и всех перестреляли за то, что они якобы хотели уйти к красным. Самого Пуррока тяжело ранили. Но, когда казаки умчались, бросив у дороги трупы расстрелянных, он собрал последние силы и дополз до заимки, где хозяева взялись лечить его травами. Отлежавшись, писарь вернулся домой, откуда в мае 1920 года выехал в Эстонию. Теперь уже трудно сказать, что произошло на самом деле. Во всяком случае следы командира 21-го полка полковника Жвачина затерялись, как, впрочем, и сопровождавшего его ординарца. А вот старший писарь фельдфебель Карл Пуррок вдруг объявился.

НЕОБЫЧНЫЕ ТУРИСТЫ

Летом 1931 года в Москву приехали два эстонских «туриста», воспылавших желанием «познакомиться с достижениями Страны Советов». Правда, для этого они избрали весьма необычный маршрут. Вместо того чтобы осматривать столицу или, на худой конец, новые заводы и фабрики, эстонцы отправились в сибирскую глухомань. В действительности целью их поездки было «золото Колчака». Его следы оборвались в 1920 году после расстрела по приговору Иркутского ревкома Верховного правителя. Все попытки раскрыть тайну исчезновения 26 ящиков с золотыми слитками и монетами окончились ничем. По результатам проведенного ЧК расследования считалось, что золотой запас Российской империи адмирал передал японцам в качестве оплаты их «военной помощи». Но Пуррок знал, что это не так. Будучи старшим писарем, он имел доступ к секретной документации. Поэтому ему было известно, что в 26 «ящиках со снарядами» весом по 2 и 4 пуда было золото: в восьми — в монетах, а в остальных — в слитках. Именно поэтому полковник Жвачин приказал ничего не подозревавшим атаманцам ликвидировать как «потенциальных дезертиров» всех причастных к его захоронению. И все-таки один свидетель, сам Пуррок, остался жив. В 1930 году он поделился этой тайной со своим родственником, инженером Аугустом Лехтом. Тот сразу загорелся идеей добыть «золото Колчака». В итоге летом следующего года оба эстонца оказались в Сибири в окрестностях станции Тайга. Однако их ждало разочарование: местность настолько изменилась, что бывший писарь не мог узнать ее. Там, где в 1919 году стоял густой лес, теперь была лишь редкая молодая поросль. Все приметы, которые запомнил Пуррок, исчезли. Правда, в первый день кладоискатели выкопали уйму трухлявых пней, да какие-то гнилые подошвы от сапог, но это еще ни о чем не говорило. Короче, предстояло копать новые шурфы, причем на большой площади, так как без этого ничего определить было нельзя. А дальше у кладоискателей началось сплошное невезение. На следующий день из-за страшной жары они решили пораньше прекратить поиски. Отправились ночевать в ближайшую деревню, но по дороге Пуррок вдруг обнаружил, что потерял бумажник со всеми деньгами и документами, в том числе с загранпаспортами. Вернувшись на место раскопок, до темна искали пропажу, но безрезультатно. Им пришлось той же ночью идти в милицию, чтобы получить временные удостоверения, а потом мчаться в Москву и там через НКВД оформлять возвращение в Эстонию.
ПЛОДЫ УПОРСТВА

Будучи квалифицированным инженером, напарник Пуррока Лехт занялся изучением западной прессы, ища сведения о технических средствах обнаружения зарытых в землю металлов. И такое средство нашлось. Это был хитроумный аппарат конструкции Митова, немецкого инженера болгарского происхождений. Но как уговорить изобретателя отправиться со своим прибором в «логово большевиков»? Эту проблему удалось решить неожиданно легко. Пуррок познакомился с богатым берлинским адвокатом Кейзером, у которого было необычное для его профессии увлечение: археологические раскопки. Эстонец сумел заинтересовать археолога-любителя своей историей с «золотом Колчака» настолько, что тот взялся за организацию экспедиции. Для начала Кейзер связался с Митовым и оплатил его приезд в Эстонию для испытания чудо-прибора. При этом выяснилось, что он весит целых 96 пудов. Поэтому нечего было и думать незаметно провезти его через границу. Следовательно, нужно официально договариваться с советскими властями. И хотя полевые испытания аппарата Митова в таллинском парке Кадриорг, где согласно преданиям был захоронен не один клад, ничего не дали, Кейзер отправился в Москву. Там он довольно быстро получил разрешение направить экспедицию на поиски колчаковского клада в Сибири и подписал в Кредит-бюро договор, по которому в случае успеха СССР принадлежало 75 процентов золота, а остальные 25 поисковикам. Окрыленный, немец вернулся в Таллин, а на смену ему в Москву выехали Пуррок и Митов. Поселились в «Национале» и стали ждать прибытия аппарата, отправленного багажом. Шел день за днем, но техники все не было. Железнодорожная администрация, к которой они неоднократно обращались, вежливо успокаивала: дорога дальняя, груз идет медленной скоростью. Кладоискателям и в голову не могло прийти, что аппарат давно прибыл в Москву и негласно изучается в закрытом конструкторском бюро на предмет возможного использования в военных целях, например для обнаружения мин. Лишь спустя полтора месяца Пуррока и Митова известили, что они могут наконец получить свой груз. Но был уже конец ноября, в Сибири выпал снег, ударили морозы. Ехать на станцию Тайга не имело смысла. Так что эстонец несолоно хлебавши взял билет в Таллин, а немец — в Берлин. Экспедиция сорвалась. Однако Пуррок на этом не успокоился. В предвоенные годы он несколько раз обращался в советское генконсульство с просьбами о разрешении на посещение СССР, а Лехт от его имени писал в Москву письма с предложениями о сотрудничестве. Увы, безрезультатно. Лишь после того, как в июне 1940 года Эстония «добровольно вошла в состав СССР», настырная пара добилась своего: на нее обратили внимание. Но не дипломаты, а чекисты. В то время они работали днем и ночью, фильтруя население новой республики, отсеивая буржуазные и неблагонадежные элементы. Ни Пуррок, ни Лехт к их числу не относились. Чекистов заинтересовало другое: почему эта парочка уже не один год добровольно рвется в Сибирь, куда других отправляют по приговору особого совещания? С целью шпионажа? Организации саботажа и диверсий? С ними следовало разобраться… Пуррока и Лехта вежливо приглашают на допросы. Пока лишь в качестве «свидетелей», хотя и неясно, чего.
ЧЕКИСТЫ-КЛАДОИСКАТЕЛИ

Прежде чем излагать дальнейшие события, необходимо небольшое пояснение. В 1939 году в связи с передачей Гохрана в систему НКВД в нем был организован 5-й спецотдел. Помимо самого Гохрана, он включал контрольное и оперативное подразделения и отвечал за все вопросы, связанные с хранением и отпуском ценностей из золотого и алмазного запасов страны. В этот отдел и попала служебная записка из Таллина. Руководство НКВД хотело получить от экспертов «золотого» подразделения заключение относительно того, насколько можно доверять «фантазиям» некого Пуррока о будто бы зарытых в Сибири сокровищах. Эксперты затребовали чекистские архивы из Сибири, изучили показания эстонца и пришли к выводу, что речь действительно может идти о золоте из государственного запаса Российской империи. Эти выводы были доложены на самый верх — комиссару госбезопасности III ранга Кобулову. Ознакомившись с ними, он наложил резолюцию: «Вызовите Пуррока в Москву вместе с оперативным работником. Направьте на место для поиска золота совместно с начальником УНКВД. Результаты доложите. 4.6.41 г. Кобулов». Приехавшего в сопровождении оперативника Пуррока поселили в закрытой чекистской гостинице «Селект». А уже на следующий день, 9 июня 1941 года, вместе с двумя сотрудниками оперативно-чекистского отделения 5-го спецотдела Кузьминым и Митрофановым он выехал поездом Москва — Иркутск в Сибирь. Позднее столь скоропалительная отправка секретной чекистской экспедиции за «золотом Колчака» дала бывшему начальнику этого отдела генерал-майору госбезопасности Владимиру Владимирову основание утверждать, что к ее организации отнеслись непростительно легкомысленно. Решили, что всего-то нужно добраться до места, которое укажет Пуррок, да выкопать золото. В действительности все оказалось намного сложнее. Это видно из дневника, который, начиная с 14 июня, вел Кузьмин и где подробнейшим образом описывал все происходившее. Вот некоторые выдержки из него: «14.6.41 г. В поезде в разговоре Пуррок уточнил, по каким путям отступала армия Колчака… В разговоре со мной он очень часто говорил о плохом состоянии своего здоровья, что ему нужно серьезно лечиться. Я такие разговоры всегда сводил к тому, что все зависит от него, если будет обнаружено то, за чем мы едем, то он не только будет обеспечен лечением, но и вообще вознагражден.

Пуррок мне сообщил следующие ориентировочные данные: 1. Отступление шло от района Новосибирска до станции Т. 2. Шли параллельно ж. д. пути с северной стороны полотна. 3. На станции Т. пересекли ж. д. полотно и стали двигаться в южном направлении от ж. д. 4. В 4–5 км от станции был закопан клад. 5. Когда закопали клад, полковник Жвачин крикнул Пурроку: „Запишите: 5-я дорога от просеки вправо“. 6. „Я, когда уходил, — говорил Пуррок, — то заметил, что мы закопали клад между трех пихт, а на них была повалена береза. В 1931 году, по моему мнению, я эту березу нашел, она имела такой же наклон (в северную сторону), но была наполовину сломана, пихт и пней я не обнаружил“.

13 июня в 5 часов 30 минут по местному времени мы подъехали к станции Т., сдали вещи в камеру хранения, а сами отправились на место, где Пуррок с Лехтом были в 1931 году». В тот же день Кузьмин разыскал старые карты, выяснил фамилии старожилов, знающих все проселочные дороги и таежные тропы, заручился поддержкой местного отделения НКВД. 14 июня они отшагали 20–25 километров. А вечером местный уполномоченный Кротов, знаток окрестностей, разошелся с Пурроком в определении маршрута отступления Колчака. Кузьмин записал: «Пуррок сегодня никакого участия в работе не принимал, лежит в постели в гостинице, заболел, не может ходить. В больнице ему сказали, что у него грыжа, прописали разные лекарства. Вечером с Митрофановым еще раз устроили Пурроку основательный допрос. Он совершенно как будто пришиблен». Кузьмин намечает большой — на две машинописные страницы — план на следующий день. А запись 16 июня начинается знаменательной фразой: «Сегодня мы окончательно убедились, что не Пуррок показывает нам, где зарыт клад, а я и Митрофанов ищем место при слабой и иногда противоречивой консультации Пуррока». Очевидно, чекист Кузьмин был неглупым человеком. Придя к выводу о бесполезности Пуррока, он решает начать собственное расследование. Изучив карты и проанализировав рассказы местных жителей, определяет три возможных пути отступления колчаковцев. Вроде бы наконец отыскалась и 5-я дорога: «Она имеет все приметы, что здесь раньше росли крупные пихты, кедр, береза и осины, чего нет на других дорогах, — пишет он в дневнике. — Найти какие-либо углубления, которые указывают на осадок почвы, нам не удалось, т. к. очень густая и высокая трава, цветы и папоротники все сглаживают… Очень страдаем от мошкары, комаров и особенно лесных клещей». Видимо, Кузьмин уже заразился лихорадкой кладоискательства. На 17 июня он планирует рыть шурфы в три линии и намечает, где именно. Однако начать шурфовку не удалось, поскольку всех рабочих неожиданно мобилизовали для выполнения «спецзадания». Пуррок по-прежнему болен — воспаление грыжи, температура. Заболел и Митрофанов. 19 июня приступают, наконец, к шурфовке, но ничего не находят. «22 июня. С 7 утра до 6.30 вечера проводили шурфовку. Никаких признаков того, что мы ищем. Пришли в гостиницу, узнали о нападении на СССР Германии». На этом записи в дневнике чекиста Кузьмина обрываются.
НАДЕЖДА ОСТАЕТСЯ

По секретному мобилизационному плану в случае начала крупномасштабных военных действий золотой и алмазный запасы СССР предписывалось в течение 72 часов эвакуировать из Москвы в глубь страны. Поэтому чекисты-кладоискатели вместе с Пурроком немедленно выехали в столицу. Для них наступила горячая пора: эвакуация Гохрана и сотрудников, сооружение новых хранилищ в Новосибирске, Свердловске, Челябинске, потом возвращение в Москву вывезенных ценностей. Так что до «золота Колчака» руки не доходили. А виновника всей этой истории Карла Пуррока отправили в Бутырку и завели уголовное дело по обвинению его в «обманных действиях, причинивших ущерб государству». Причем даже в критические для страны дни осенью 1941 года, когда шло сражение на подступах к столице, для эстонца у чекистов нашлось время. 4 декабря было подписано обвинительное заключение: «Обвиняется в том, что с целью пробраться в Москву и др. города Союза ССР неоднократно подавал заявления генеральному консулу СССР о том, что будто им в 1919 году при отступлении армии Колчака зарыто около 50 пудов золота, однако местонахождение клада не указал, явно злоупотребив довернем. Действия Пуррока по розыску этого клада, поездки в Берлин, его связи с Кейзером и Митовым подозрительны на шпионаж. Дело подлежит направлению в Особое совещание при НКВД Союза ССР». Как это ни парадоксально, спасло Пуррока ненайденное «золото Колчака». Иначе не миновать бы ему ВМН — высшей меры наказания, к которому в горячке тех суровых дней приговаривались за куда меньшие провинности. Однако приговор был неожиданно мягкий: пять лет исправительно-трудовых лагерей по статье 169 ч. 2 УК РСФСР, то есть за простое мошенничество. Согласно ему кладоискателя-неудачника отправили до лучших времен в один из саратовских лагерей. Очевидно, высокое начальство не теряло надежду рано или поздно все же разыскать золотой запас Российской империи и получить за это высокие награды Родины. Но произошло непредвиденное: в 1942 году заключенный Пуррок умер. И все-таки история самого большого российского клада на этом не кончилась. Начальник 5-го спецотдела НКВД Владимиров помнил о нем и даже обращался к начальству с предложением возобновить поиски уже с привлечением специалистов и техники. Но в конце концов похоронил эту идею как нереальную. Золото в годы войны практически не расходовали, если не считать 10 тонн, взятых из Гохрана для оплаты военных поставок союзников. Специалисты же и техника были в дефиците в то время. А в 1946 году генералмайора госбезопасности Владимирова назначили начальником Горьковского областного управления КГБ и заниматься кладоискательством ему было не с руки. Но ставить точку в этой истории еще рано. Ведь речь идет не просто о кладе, а о золотом запасе Российской империи. Используя новейшую технику, не так уж трудно провести обследование района предполагаемого захоронения «ящиков со снарядами». Даже нулевой результат будет иметь важное значение, ибо позволит раз и навсегда покончить с неопределенностью. А начать нужно с поисков «золота Колчака» прямо здесь, в Москве. Пригласить опытных операторов, занимающихся дистанционной биолокацией, дать им крупномасштабные топографические карты и посмотреть, что они скажут. Дело за малым — за инициативой.


stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Итак, в новом выпуске от 16 мая Будков подробно рассказывает, кто такой Раковский и цитирует выдержки из книги Красная симфония


И. Ландовский - Красная симфония (Откровения троцкиста Раковского)

http://www.mediafire.com/file/cdj14aqcizjgmx5/

Глава этой книги под названием «Рентгенография революции» публиковалась в журнале «Молодая гвардия» № 3–4 за 1992 г. со ссылкой на 9-е испанское издание, вышедшее в Барселоне (в первом Мадридском издании эта глава находиться на страницах с 421-й по 462-ю — всего в книге 488 страниц). Эта глава повествует о допросе троцкиста Г.Х. Раковского, якобы произведённом на спецдаче НКВД в 1938 г. Допрос был организован в форме беседы за ужином. Сообщается, что во время проведения допроса Г.Х. Раковский находился под воздействием психотропных веществ, которые лишили его способности сдерживаться, вследствие чего он отвечал на задаваемые ему вопросы искренне, то есть говорил то, что действительно думал.

Впервые «Красная Симфония» увидела свет в Испании. В 1952 г. в Мадриде издательством «NOS» была выпущена в свет книга «Sinfonia en Rojo Mayor». В качестве автора, переводчик Маурисио Карлавий назвал некоего Иосифа Ландовского. В послесловии было указано, что рукопись книги, была найдена в годы Отечественной войны в избе под Ленинградом на трупе с документами на имя Иосифа Ландовского неким испанцем A.I. (надо думать, что из «Голубой дивизии» Франко, воевавшей на стороне гитлеровцев на Ленинградском фронте), и доставлена им впоследствии в Испанию.


stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Брэдли Любящий - Магия Слов – ЖОНГЛИРОВАНИЕ СЛОВАМИ (репост)
https://lovetruthsite.wordpress.com/202 ... -a-repost/
Скрытый текст:

26 МАЯ 2020 ГОДА


[Будущее доказывает прошлое – каждая отдельная статья, которую я когда-либо писал, важна. В будущем – блог LOVE TRUTH будет изучаться в каждом университете на Земле! Студенты Истины будут удивляться, почему так мало людей читают то, что им очевидно, в то время как те, кто жил прямо в то время, когда все это происходило, игнорировали этот блог!]

КАК ТЕМНЫЕ МАГИ ПЫТАЮТСЯ КОНТРОЛИРОВАТЬ НАШУ РЕАЛЬНОСТЬ С ПОМОЩЬЮ СЛОВ

АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК ЯВЛЯЕТСЯ САМЫМ "ПОРАБОЩЕННЫМ" ЯЗЫКОМ НА ПЛАНЕТЕ
Я уже говорил это раньше, но это нужно повторить. Английский язык был специально разработан, чтобы быть языком нового мирового порядка.
Это был язык Единого Мирового Правительства, Единой Мировой Религии и Единой Мировой армии! Эти "падшие ангелы “или демоны-”боги“ (с маленькой ”б"), которые первоначально испортили нашу ДНК (давным-давно), отключили весь человеческий вид от его высшей осознанности/сознания.
Следовательно..., весь наш вид, который обычно одно время использовал телепатию для всех коммуникаций, где затем застрял с использованием только слов для общения .

ЭТО БЫЛО СДЕЛАНО СПЕЦИАЛЬНО



Язык был разработан таким образом, потому что “слова” на самом деле являются только символами..., и могут иметь несколько значений и несколько представлений, которые согласуются с ними. Это огромная проблема, потому что в древней науке каждый звук создает только одну единственную форму.
Я также сказал, что ” истина " всегда одна – не много. То, что я имею в виду под этим, можно очень легко увидеть в приведенном выше примере. Каждый звук создает единую форму - не множество форм!
Одна форма на один звук!
В английском языке слова могут быть "интерпретированы" десятками способов, что в принципе делает весь процесс попыток выяснить, что означает тот или иной символ или “фраза”, с ясностью – почти невозможным.

ЭТО ИМЕННО ТОТ СПОСОБ, КОТОРЫМ ВЫ ПОРАБОЩАЕТЕ ВИД
Вы делаете невозможным для вида, который вы завоевываете или порабощаете, эффективно общаться друг с другом! Вы также делаете невозможным по-настоящему "знать", какие правила находятся внутри системы, которую вы даете им проживать..., кто создает эти правила и что они действительно означают.
Итак..., давайте еще раз вернемся к тому, что есть "слово" на самом деле!

Слово, на самом деле верчение ..., потому что его можно вращать как волчок.



Вертеться..., значит вращаться по кругу, и все, что вращается в течение значительного периода времени, “вертится”.
Видите ли..., "Слово" word и "верчение" whirr’d звучат совершенно одинаково для ваших ушей, не так ли?
Если вы слышите, как они произносятся вслух..., вы не будете знать, какое "произношение" на самом деле используется, и таким образом вы запутались!
Поскольку вы не знаете, какое "написание “для какого-либо конкретного слова, которое вы” слышите“, было использовано..., вы не сможете тогда узнать фактическое значение слова/верчения, которое вы услышали..., и таким образом, вы теперь находитесь под ”заклинанием".

” Заклинание“, под которым вы находитесь..., это” заклинание", которое было брошено в тот самый момент, когда вы услышали слово/верчение в ваших ушах..., но из–за множества значений - было неясно то значение, которое оно имело.



КАК И ПОЧЕМУ ОНИ НАСИЛЬНО СДЕЛАЛИ ВАС РАБОМ ЧЕРЕЗ ЯЗЫК
Потому что вы можете на самом деле вестись только на то, что вы физически слышали..., и тогда вы теперь - часть стада .
"Стадо“ - это отупевшая часть человечества, которая была генетически изменена падшими ангелами и демонами , которые выдают себя за ”богов".
Они “дали нам" язык..., и в это время в истории “они” дают нам окончательный вариант языка, который является английским языком....- язык полного порабощения.

Этот язык был создан, чтобы издеваться над нами всеми возможными способами.



Для тех, кто дал нам язык для употребления - мы ничем не лучше, чем Скот..., так что нас просто называют: стадо
Те элиты..., которые следят за “стадом”, являются скотоводами... или очень буквально являются корововодами COW-HERDS.

Они корововоды ...- потому что они самые большие трусы - cowards..



Как видите, "поработители" даже издеваются над своими собственными приспешниками!
БОЛЕЕ ТОГО:
Трус - это тот, у кого нет смелости!
Смелость - это на самом деле: переворот-ярость COUP-RAGE.
Те живые люди, у которых есть много “ярости” из-за того, что с ними обращаются как с простым скотом, очень вероятно, начнут или устроят какой-то “переворот”!
Поэтому говорят, что у них есть переворот-ярость.

Тем, у кого много “ярости-переворота”..., никогда нельзя доверять следить за стадом для поработителей!


Поэтому только те, у кого нет “ярости-переворота”..., (смелости), могут наблюдать за человеческим стадом. Те, кто не обладает "яростью-переворота"..., и способен следить за человеческим стадом, так и называются: корововоды..., (трусы) - Cow-herds…, (cowards)..
Нетрудно понять, кто же такие на самом деле” корововоды", живущие на Земле:

Это любой человек в полиции, правительстве и армии, который готов работать на ЛЮЦИФЕРИАН/сатанистов и иже с ними!



Полиция происходит от слова "политика".
Правительство происходит от слова ”править“, что означает контролировать или управлять – и ”ment “или ”mentis", что означает ум - ментальный. (Соединив, получаете Контроль над разумом, прим. переводчика)
Теперь, после прочтения и прослушивания всего этого:

Вы начинаете “видеть " то, что я вам говорю?
Теперь вам становится ясно, что слова действительно вертятся, потому что они вращаются?
И где, скажите на милость, они говорят нам, что мы живем?


Нам говорят, что то, на чем мы живем, называется миром WORLD, который звучит очень похоже: Whirr'ld
Нам говорят, что мир - это гигантский шар в небе, и что он вращается, как волчок!
Он вращается точно так же, как игрушка, которая была “запущена” так, что она может вращаться непрерывно..., и поэтому ее называют “миром” .
И, таким образом, нас учат, что мы живем в мире..., но это на самом деле мир-world , или “водоворот”-“whirl’d?

Что же это такое на самом деле, если мы не знаем четко определение слова для мира - whirr'D, которое мы используем для его описания??
Кто на самом деле дал нам эти слова снова? И кто на самом деле разбирается, какие слова что означают, и кто может их использовать и где??
Вот тут и появляются "суды".
Но многие вещи могут быть сделаны в или на суде!
Суд “court” может быть открытой площадкой, окруженной зданиями.. или это может быть закрытое здание со стеклянным потолком.
Это может быть место, где играют в “игры”..., или это может быть какое-то место, где слышны юридические вопросы.
Но в каком “суде " вы находитесь?
Если вы идете в "суд"..., вы знаете, в каком “суде " вы находитесь??
Ну ... этот суд изменяется в тот самый момент, когда вы произносите им свое имя!
Видите ли..., " суд " - это много чего, в зависимости от того, кто вы есть!
Так что вопрос действительно в этом:

ВЫ ХОТЬ ЗНАЕТЕ, КТО ВЫ??



Это самый первый вопрос, который вам задают, когда вы входите в "суд".
Ответ, который вы дадите, определит, в каком “суде” вы находитесь.
Если они спрашивают вас, являетесь ли вы ДЖОНОМ ДОУ…, что звучит очень похоже на: Джона Доу, то вы в глубокой беде, потому что вы не спросили, какого именно “Джона Доу” они имели в виду:

Простите меня, пожалуйста.., но вам нужен ДЖОН ДОУ…, (все имя заглавными буквами)..., или это..., Джон Доу ( строчными буквами)?


Вот вам "Максима права" (то, о чем вы, вероятно, никогда не слышали..., потому что вы являетесь частью стада)
МАКСИМА ПРАВА

Вещи, которые звучат или кажутся одинаковыми..., не являются таковыми.


Вы когда-нибудь слышали это раньше?
Ну, каждый отдельный "судья“, который сидит на ”скамейке", следует этой максиме права..., каждый отдельный день своей жизни. И они это знают..- потому что это один из корововодов! И вот им говорят, что эта максима существует. Они знают..., но вы не знаете.
ДЖОН ДОУ ….или Джон Доу….
Вещи, которые кажутся и кажутся одинаковыми..., не являются таковыми!
(Максима права)
В зависимости от ”ПРОИЗНОШЕНИЯ“ SPELL-ING (это магическое бросание заклинания SPELL) - это то, что магическим образом меняет один ”суд“ на другой вид ”суда" в мгновение ока.

Потому что только ”глаз" может действительно видеть. И вы - это “Я".



ЕЩЕ ОДНО ДОКАЗАТЕЛЬСТВО ТОГО, ЧТО АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК ИЗДЕВАЕТСЯ НАД ВСЕМИ НАМИ
Как, скажите на милость, вы себя называете?
Вы называете себя "Я" "I" - произносится "АЙ"..., так что если вы говорите “Я”, обращаясь к себе..., то это должно означать, что вы можете видеть..., потому что только глаз/Я - может видеть! Глаз тоже произносится "АЙ".

Но те, кто не может видеть..., не должны иметь глаз/я..., и поэтому они слепы!
Они вовсе не являются ”глазами/я“ ..., но вместо этого они становятся ”вещами" в определении суда – которые не могут видеть..., и поэтому нуждаются в приглядывании.
Любой человек, за которым нужно “приглядывать”, быстро становится частью человеческого стада.

Они становятся домашним скотом или стадом!
Они - вещь, потому что у них нет "АЙ" - "я/глаза", чтобы видеть.


Они сбиты с толку вращением вокруг них..., и не знают, что означают эти вращения. Вот как начинается их порабощение!
И потому что они не знают, что означают эти слова - они становятся "потерянными в море / потерявшими зрение"! море и зрение звучат одинаково "СИ" - sea/see


Они теряются в море..., потому что они теряют зрение



Не понимая значения слов – они не могут по-настоящему видеть ничего..., потому что у них нет глаза/я, которым можно видеть.
После того, как вы потерялись в море..., о вас должен позаботиться закон Адмиралтейства!

Закон Адмиралтейства - это закон престола... или закон Святого престола..., который является Ватиканом.


Ватикан занимается бизнесом (с целью извлечения прибыли) по спасению имущества!
Они спасают все, что теряется в море... и утверждают, что это их собственность.
Как только они заявляют, что это их собственность..., то “вещь”, которая не способна видеть..., подлежит спасению.


Или это просто спасенное имущество?

Они делают это на бумаге..., и через “суды".
Это происходит благодаря магии.
Это происходит в "мгновение ока“..., всего за несколько секунд..., когда вы приходите в ”суд".


В зависимости от того, что вы скажете “в суде”..., определяется, “какой суд” магическим образом появляется перед вами.
Это будет либо здание со стеклянным потолком, через который вы можете смотреть..., или..., это станет местом, где применяются юридические определения.
Итак..., вы ДЖОН ДОУ ... или вы: Джон Доу?
Все дело в вращениях(словах), которые вы вынуждены – да , вынуждены использовать - и как они вращаются.
И теперь вы знаете, что вы никогда, никогда не можете доверять словам..., потому что каждое из них имеет “магию-произношение”, прикрепленное к нему..., и если вы не знаете ясного смысла вращения..., вы никогда не сможете понять его.
Как однажды сказал один грязный маг…

ЭТО ЗАВИСИТ ОТ ТОГО, ЧТО ЕСТЬ СЛОВО "ЕСТЬ" ...…



stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Движение Нью Эйдж в слайд-картинках

скачать док

https://yadi.sk/i/E4vSNKjjZKNB1Q

http://www.mediafire.com/file/wfwch26cg37xfuv


История возникновения движения Нью Эйдж - Новый Век - созданного различными масонскими организациями, начиная с Елены Блаватской, включая саентологию, исламские и негритянские организации.
Разве не движение Нью Эйдж говорит нам, что мы все можем быть “богами”, что вызывает подозрение у нормального человека, или должно быть действительно интересно любому, кто читает это.

ЧТО ЖЕ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ВЫЗЫВАЕТ БЕСПОКОЙСТВО,

... неужели каждый проклятый человек, когда-либо связанный с Нью Эйдж, который говорит именно это, что Люцифер - это тот, кто сказал нам об этом, и что именно он показывает людям путь к божественности!

Вот почему (по их мнению) Люцифер - Бог этого мира, и почему (по их мнению) каждый, кто думает иначе, должен умереть или, по крайней мере, НЕ имеет всю полноту правды, которая скрывается от него!
Последний раз редактировалось stalkerb 31 май 2020 12:56, всего редактировалось 1 раз.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Масоны в слайдах

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Валерий Викторович Пякин - Большевизм — естественная основа России
новая дополненная редакция июнь 2020

https://yadi.sk/i/r-n7oDBL00UOZw

https://www.mediafire.com/file/pzupxq6i6xu61ym

или по старой ссылке
https://www.mediafire.com/file/5p5vndjxb28aicg

Некоторые заметки о спасительной роли большевизма в истории России на примере событий первой половины XX века

Вместо предисловия:
Мужик: Товарищи, граждане, красные армейцы, который из вас Чапай будет?
Чапаев: Ну я.
Мужик: А не врёшь?
Чапаев: Не вру. Я самый и есть.
Мужик: Ну, тогда я к тебе. Спасибо тебе, отдали
твои ребята барахлишко. Всё, как есть вернули. А то карусель получается:
белые пришли — грабят, красные пришли — тоже… грабить начали. Куды
крестьянину податься? Коли так, ещё раз спасибо от обчества.
...
Мужик, немного помявшись, всё-таки решился и спросил, стесняясь: Вот, Василий Иванович, мужики сомневаются: ты за большевиков али за коммунистов?
Чапаев: Чего?
Мужик: Я спрашиваю, вы за большевиков, али за коммунистов?

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Правила Иллюминатов, которым они следуют, чтобы получить наше согласие и держать нас в порабощении

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

СЕРГЕЙ ЗАГРЕБИН - ЭТИКА ТАРКОВСКОГО
https://yadi.sk/d/STnVe0PIlUFr2w
https://www.mediafire.com/file/wlqrpuvswwir1es/
Монография посвящена творчеству великого режиссёра XX века Андрея Арсеньевича Тарковского (1932-1986). В книге исследуются нравственно-религиозные доминанты творчества режиссёра. Автор рассматривает художественное наследие мастера как опыт нравственного самопознания, побуждающего зрителя к эмоциональному и интеллектуальному диалогу с режиссёром, к личной нравственной саморефлексии. Книга ориентирована на всех интересующихся творчеством режиссёра.

Игорь Евлампиев - Художественная философия Андрея Тарковского
https://yadi.sk/i/kytMjyfNRUCMUg
https://www.mediafire.com/file/gc1egpc66wy06sy
В книге осуществлен детальный анализ философского мировоззрения выдающегося российского кинорежиссера Андрея Тарковского (1932-1986). Фильмы Тарковского ("Иваново детство", "Страсти по Андрею", "Зеркало", "Солярис", "Сталкер", "Ностальгия", "Жертвоприношение") рассматриваются в широком контексте русской и западной философии XIX-XX веков. Творчество Тарковского дает своеобразное преломление и развитие религиозных традиций русской культуры: в своих произведениях он призывает нас вернуться к мистическим истокам жизни, преданным забвению современной технократической цивилизацией, и напоминает о той катастрофе, которая ожидает человечество, если оно не сумеет радикально перестроить свои отношения с бытием.
Первое издание книги вышло в 2001 г., при подготовке второго издания книга была существенно переработана и дополнена.
Книга предназначена всем, кто интересуется творчеством Андрея Тарковского, взаимосвязью киноискусства и философии.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Шелдрейк Руперт - Семь экспериментов, которые изменят мир

https://yadi.sk/d/0GbCHuLMwxIf1A


https://www.mediafire.com/file/nqrm520kdpjwceh

В середине 80-х годов XX века английский биолог Руперт Шелдрейк выдвинул революционную теорию морфогенетических полей. Согласно его гипотезе, все природные системы — от кристаллов до растений и животных, включая человека и весь человеческий социум, — обладают коллективной памятью, определяющей их поведение, строение и внешние формы. В своем новом бестселлере Шелдрейк продолжает развивать свои идеи, но в еще более доступной и увлекательной форме. Общность сознания, лежащая в основе его теории морфогенетических полей, помогает ему не только объяснять различные паранормальные явления, такие, как телепатия или телекинез, но и вовлекать читателя в увлекательные эксперименты, связывающие воедино теорию с практикой.

stalkerb
Сообщения: 1709
Зарегистрирован: 21 мар 2012 21:59

Re: Уголок "У СталкераБ"

Непрочитанное сообщение stalkerb »

Марк Зак - Андрей Тарковский. Творческий портрет
https://yadi.sk/i/Y3DUTYHlqA9l2Q
https://www.mediafire.com/file/k552z4m7imytvu9/
Небольшая книжка, посвящённая режиссёрским работам Андрея Арсеньевича Тарковского с элементами его биографии.

Ответить